Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Как в России в 2003 году ненароком нашли картину Рубенса за 100 млн. долл.

Русская мафия, КГБ, Путин, любовница Геббельса, международный скандал, и прочий веселый антураж прилагается. (В пандан к истории о находке картины Тициана, которую я на той неделе рассказывала).


Картина "Тарквиний и Лукреция", ок. 1609-1611 гг.

Для начала, статья, вышедшая в сентябре 2003 года на основе немецких публикаций.
Кажется, это одна из первых на тему этой картины.
Зацените стиль:


Русская мафия предложила владельцам шедевра Рубенса купить у них украденную в последние дни Второй мировой войны картину. По этому поводу Германия накануне потребовала возвращения из Москвы бесценного полотна, которое исчезло из дома Йозефа Геббельса и "всплыло" почти 60 лет спустя. Как стало известно, канцлер Германии Герхард Шредер намерен добиваться возвращения картины во время октябрьской поездки в Россию, где он встретится с президентом Путиным.

Картина "Тарквиний и Лукреция" - огромное полотно, (...)  исчезло из замка в окрестностях Берлина в 1945 году, когда Красная армия продвигалась к немецкой столице.

В этом году некий "консорциум российских бизнесменов" анонимно отправил фотографию картины по электронной почте немецкому искусствоведу Герду Бартошеку с предложением о ее продаже. Картина была сильно повреждена, ее явно сворачивали в трубку. Но эксперты решили, что, по-видимому, это подлинник. В этом случае его стоимость, по некоторым оценкам, достигает 50 млн фунтов стерлингов (около 80 млн долларов).



По делу о пропавшем Рубенсе уже арестованы двое

Бартошек, директор Потсдамской галереи, где картина висела до 1942 года, сразу же поставил в известность полицию. Он также предложил отправить экспертов в Москву для подтверждения подлинности полотна.

Полиция Германии установила, что электронное послание было отправлено из швейцарской фирмы, занимающейся оказанием финансовых услуг. Полиция Швейцарии арестовала двух человек, один из которых был швейцарцем, а второй итальянцем, но они оказались посредниками.

Нынешние владельцы картины рассказали немецким экспертам, что она была похищена в последние месяцы войны из замка министра пропаганды Йозефа Геббельса. 25 апреля 1945 года 61-я армия захватила дом в деревне Богензее. Советский офицер нашел картину и увез ее в Москву. Спустя десятилетия родственники этого офицера продали ее за 800 долларов, и владельцами картины стали российские бизнесмены.

В июне российские мафиози в ответ на запрос согласились на экспертизу полотна, и два историка искусств из Германии отправились в Москву. После нескольких телефонных звонков их отвезли в частный дом в восточной части города и провели в комнату с металлической дверью. Здесь бандиты сняли простыню, закрывающую полотно размером 1,87 на 2,14 метра.

В отличие от истории менее значительных работ, история этой картины известна: в 1765 году Фридрих Великий купил ее для своей коллекции. Эксперты имели возможность сравнить ее с последней черно-белой фотографией и пришли к выводу, что это пропавший Рубенс. Искусствоведы отметили, что полотно в плачевном состоянии.

Полотно все еще в руках бандитов

(...) Что касается возвращения Рубенса, как сообщает немецкий журнал Der Spiegel, возвращение картины является предметом переговоров между Шредером и Путиным. Российские власти пообещали изъять картину, но есть подозрения, что владеющая ей группировка имеет связи с московской милицией и бывшим КГБ.

В четверг вечером пресс-секретарь немецкого МИДа заявила, что картина по-прежнему в руках мафии. "Мы с минуты на минуту ждем телефонного звонка о том, что российская полиция забрала Рубенса", - сказала пресс-секретарь немецкой полиции в Бранденбурге. "Это не криминальная, а политическая проблема", - добавила она. Об этом в пятницу пишет The Guardian.

***
Вы содрогнулись? Лично я содрогнулась.

На фото -- типичные русские мафиози.


Теперь рассказываю эту историю на основе уже российских публикаций.

Жил-был Владимир Логвиненко, скромный российский миллионер.
На Рублевке построил рядом со своей небольшой виллой себе небольшое помещение под собственную арт-галерею, собирал иконы, дружил с Третьяковской галереей и другими музеями.

На фото в центре (передача иконы в дар музею)


В 2003 году он купил у антиквара Александра Дадиани эту самую картину, которая была в ужасном состоянии, не имела ни подписи, ни авторства, и вообще все было печально. При этом, по собственным официальным показаниям, заплатил за нее 3,5 млн. долларов, такой рисковый.

Сначала новый владелец думал реставрировать картину за границей и обратился за разрешением на вывоз в Минкульт. Ему отказали. Тогда Логвиненко отдал картину на отечественную реставрацию, сначала кому-то в Москве, затем в Эрмитаж.

Московские реставраторы начали техническую реставрацию (укрепление красочного слоя, устранение деформаций, дублирование на новый холст и подведение реставрационного грунта), также была восстановлена и частично выровнена пленка сильно пожелтевшего лака, лежавшего на картине неравномерно, и начата работа по восполнению живописи в местах утрат красочного слоя. Питерцы закончили работы по завершению выравнивания покровного лака и восполнению утрат авторской живописи.



В ходе реставрации возникло подозрение, что полотно — пропавший шедевр Рубенса. Коллекционер направил запрос в Минкульт, не значится ли картина в списках перемещенных культурных ценностей. Ему ответили, что нет.

Тогда Логвиненко через швейцарского адвоката обратился в фонд "Прусские замки и сады Берлин-Бранденбург", "чтобы помочь вернуть картину в Германию" (по российским законам коллекционер имеет право на "справедливую компенсацию"). Фонд начал переговоры с владельцами картины и вскоре пришел к выводу, что речь идет не о возвращении, а о продаже картины с ориентацией на рыночные цены.

Немцы восприняли переговорщиков как гопников (см. процитированную статью выше) и стали обижать хорошего человека Логвиненко. Вместо денег он получил уголовное дело, возбужденное немецкой прокуратурой, заподозрившей Логвиненко в скупке и хранении краденого, aka пособничестве в приобретении имущества, добытого преступным путем. Он и его сотрудники чулть ли не стали невыездными, так как Германия собиралась объявить его в розыск по линии Интерпола. Тогда досталось не только российскому коллекционеру, но и его немецкому адвокату Морису Рамзайеру.

Владельца картины немцы записали в сотрудники КГБ, как он потом говорил в интервью, тупо перепутав фамилии, возможно, по телефонному справочнику: "Они спутали меня с тезкой, Логвиненко Владимиром Александровичем, ветераном КГБ, родившемся в 1930 году". Однофамилец и тезка Владимира Алексеевича Логвиненко, 73-летний пенсионер и ветеран госбезопасности, который также проходил в материалах немецкой полиции как подозреваемый, был даже намерен подать в суд на правительство Германии и потребовать возмещения морального ущерба. В своем письме в Генпрокуратуру России прокурор земли Бранденбург Штайнигер утверждал, что однофамильцы предположительно являются родственниками и входят в банду, занимающуюся реализацией краденого. Дедушка-кгбшник был очень обижен и пообещал нажаловаться всем старым сослуживцам.

В общем, кипеш все продолжался и продолжался.



Оценив риски, Логвиненко выбрал самую эффективную на тот момент тактику. Он объявил, что является добросовестным приобретателем и "сдался" российским властям. В том смысле, что обо всем рассказал в Росохранкультуре и заявил, что намерен отстаивать интересы — не свои, а страны — до победного конца. С помощью российских властей, конечно. Одновременно было сделано заявление на тему попыток Германии переписать итоги Второй мировой и отобрать у народа-победителя по праву доставшийся ему шедевр.

Перетягивание каната продолжалось полтора года. На фоне "Тарквиния и Лукреции" разбирались особенности внутреннего и международного законодательства, стороны припоминали, кто и у кого что вывез — начиная с акварелей и заканчивая Янтарной комнатой. Из бизнесмена Логвиненко превратился в коллекционера, большого друга Эрмитажа и других музеев и галерей. "Я картинами не торгую", — не уставал заявлять он.

"Тарквиния и Лукрецию" правоохранительные органы изъяли и на время заперли в хранилище Пушкинского музея. "Когда дело разрешится, — говорил Логвиненко, — я передам "Тарквиния и Лукрецию" в Эрмитаж на постоянную экспозицию".

Логвиненко на фоне картины


В результате этот частный в общем-то спор между российским коллекционером и немецким музеем всплыл на встрече президента Владимира Путина и канцлера Герхарда Шредера. (Интересно, был ли знаком Путин с тем самым обиженным дедушкой с Лубянки?)

В публичных комментариях главы государств ограничились общими фразами, но после разговора "в верхах" российская Генпрокуратура признала Логвиненко тем самым добросовестным приобретателем. Да и немцы отступили на исходные позиции, прекратив "рубенсовские" уголовные дела.

Дело в том, что Логвиненко -- частное лицо. Если бы советское государство картину уперло, то германское все также продолжало бы предъявлять свои претензии. А на частных покупателей трофейного искусства ВОВ это не распространяется
Согласно Федеральному закону о культурных ценностях все культурные ценности (далее КЦ), перемещенные в СССР, относятся к перемещенным КЦ, но государство не вправе объявлять КЦ, оказавшиеся у граждан на законных основаниях, своей собственностью. Право федеральной собственности не распространяется на конкретные КЦ из числа перемещенных, перешедшие на законных основаниях в собственность российских физических и юридических лиц.

Владимир Логвиненко вздохнул с облегчением, дождался возврата картины и  передал ее в Эрмитаж. Картина была принята Эрмитажем на основании распоряжения Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательств в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия и договоров, подписанных В. А. Логвиненко и Государственным Эрмитажем.

Оно пополнило эрмитажную коллекцию работ Рубенса, включающую 22 картины и 19 эскизов.



фото: hellopiter.ru

Все счастливы (кроме Германии), всем хорошо.

А! Я ж обещала про любовницу Геббельса.

***
Она фигурирует в той версии провенанса картины, которую озвучивает Логвиненко, рассказывая, как "Тарквиний и Лукреция" попала на российскую мать сыру землю.

С 1926 года картина находилась в прусском дворце, изящном Сан-Суси (и была государственной собственностью).



Когда к власти пришли нацисты, то Геббельс -- тонкий и изящно чувствующий человек, знаток и коллекционер искусств, реквизировал ее в свою личную собственность, чтобы разнообразить свои серые будни и скучный офисный труд.

А потом вообще отдал своей любовнице, красотке в дымчатых чулочках, чтобы она повесила над кроватью -- для трудового же вдохновения.

Офицер Советской армии Борис Петрович Дорофеев -- помощник коменданта Браденбурга (или сам комендант), жил после войны в доме любовницы Геббельса. У подружки нациста было немало красивых вещей и среди них картина (это все рассказывает дочь Дорофеева Татьяна).

Дорофеев, возвращаясь в Москву, взял картину с собой на память, в качестве сувенира: ну, лишь потому, что отрасль производства почтовых открыток и магнитов на холодильник просто же была подорвана тогда в Германии из-за коварных бомбардировок советской авиации. Пришлось взять картину. Причем сложить ее, чтобы влезла в чемодан (а не скатать в рулон, как положено). 187 × 214 см -- это не плохой вышел бы рулон. Рулон вдобавок же нелегально не провезешь.

Следы чемоданных сгибов  видны.


На подмосковной даче холст полвека, "из-за размеров и сюжета, несовместимых с жилищем советского человека, так и хранили в сложенном виде" -- как мило выразилась Анна Толстова.

Дочка офицера наткнулась на холст, разбирая помойку, и продала ветхую картину антиквару аж за 800 долларов -- в 1999 году. Потом была цепочка из покупателей. и до 4-го из них, всего за три года, она добралась уже за 3,5 млн, причем в том же ужасном состоянии. Обманули бедную пожилую женщину...

Такие показания Логвиненко дал о приключениях картины в Потсдамском суде. В итоге он был признан добросовестным покупателем, дело закрыто.

***
А вот как злоключения полотна выглядят с точки зрения немецкой стороны. Причем они опираются не на доказательства формата "одна бабка сказала", а на документы.

Инициатором угловного дела стал директор музея Сан-Суси в Потсдаме Герд Бартошек. По его словам, в начале прошлого века картина хранилась в его музее, и пропала только после войны. А выше все вранье.

"Известия" пишут так:

Во-первых, они приводят нигерийское "письмо счастья", с которого началось волнение немцев. Я бы тоже начала волноваться, если честно. Итак, 12 февраля 2003 года хранитель коллекции прусских музеев Герд Бартошек получил по электронной почте письмо следующего содержания:

"Dear Sir,Наша фирма имеет поручение обратиться к вам в связи с тем, что один из наших клиентов имеет возможность вернуть картину, которая пропала из галереи Сан-Суси в 1945 году.Детали картины:Питер Пауль Рубенс, "Тарквиний и Лукреция", 187х214,5.Опираясь на наши сведения, мы считаем, что картина является подлинником.В случае интереса, пожалуйста, обратитесь к нам с целью обсуждения дальнейших деталей.Искренне ваш - Морис Рамзайер, Phoenix Advisors".

Вранье №1: она была не в музее

Немцы считают, что картину из музея никакие Геббельсы не забирали. В 1942 году галерея Сан-Суси, где с середины XVIII века находилась картина "Тарквиний и Лукреция", эвакуируется в связи с угрозой воздушных налетов - подвала в "беззаботном" замке не было. Запакованные картины отправляются в замок Рейнсберг, примерно в 60 километрах к северу от Берлина. Там, согласно данным немецкой стороны, картина хранилась до момента пропажи.

Эвакуация и транспортировка картин из Сан-Суси, включая и "Тарквиния и Лукрецию", как и их благополучное прибытие в Рейнсберг, подтверждаются соответствующими инвентарными ведомостями и протоколами.

29 апреля 1945 года замок Рейнсберг занимают отряды Красной Армии. Войска находились в замке в течение недели. Затем там был расквартирован штаб. В середине мая в Рейнсберг прибыла так называемая трофейная комиссия во главе с членом-корреспондентом Академии наук Виктором Лазаревым - знаменитым ученым, одним из основателей советской школы искусствознания. Спешно сделанный полковником, Лазарев был поставлен во главе трофейной службы. Он лично отсматривал картины и отбирал наиболее ценные для отправки в Россию: Караваджо, Ван Дейка, того же Рубенса - только куда менее форматные и значительные работы.

"Тарквиния и Лукреции" среди отобранных Лазаревым картин не было. Пропустить шедевр такого класса Лазарев не мог. Напрашивается вывод, что картина оказалась в частных руках еще до приезда трофейной комиссии. Часть рейнсбергской коллекции была возвращена ГДР в 1958 году (как и Дрезденская картинная галерея, вернувшаяся в 1953 году). Некоторые картины находятся в ГМИИ имени Пушкина и Эрмитаже.



Вранье №2: настоящий полковник

Офицера, вывезшего картину из Германии, звали Борис Петрович Дорофеев. В 1945-м он был в звании майора. В списках комендатур Бранденбурга (города и одноименной земли) его имя отнюдь не значится. Однако, с 1945 по 1947 год майор Дорофеев служил в комендатуре городка Нойруппин, где возглавлял отдел снабжения. Подтверждающие этот факт документы хранятся в архиве новейшей истории в Потсдаме, унаследовавшем фонды восточногерманских архивов. Позже, в 1949-1950 годах, Борис Дорофеев служил в городке Зеелов под Берлином, где также занимался вопросами снабжения. Каким именно образом майор Дорофеев оказался владельцем Рубенса - об этом мы не узнаем никогда.

Вранье №3: Геббельс и цыпочка

Ни в одной из многочисленных публикаций, посвященных скандалу с "Тарквинием и Лукрецией", не обойден наиболее клубничный факт сей истории: то, что министр пропаганды Третьего рейха Йозеф Геббельс подарил "Лукрецию" одной из своих любовниц. В различных публикациях высказывались и вариации этой версии: в частности, что картина хранилась в резиденции самого Геббельса (предположительно называется резиденция в Богензее) или "пропала в 1942 году во время транспортировки в хранилище в горах" (видимо, имеется в виду Рейнсберг - дословно название замка обозначает "чистая гора").

Пикантен не сам образ хилого министра пропаганды, совокупляющегося с метрессой под пышногрудой красавицей Рубенса. Привлекателен обелительный характер этого факта, на основании которого можно утверждать, что на момент "смены владельца" полотно принадлежало не музею, а "частному лицу" - нацистскому преступнику или его любовнице.

Но откуда взялась история с Геббельсом? Широко известно, что министр пропаганды, щеголявший бытовым аскетизмом, был блудлив и неравнодушен к антиквариату. Особенно частым гостем был он на актерских вечеринках в предместье Бабельсберг, между Потсдамом и Берлином, где располагалась киностудия УФА. Начинающие актрисы становились легкой добычей всемогущего бонзы и его адъютантов, что принесло Геббельсу прозвище "бабельсбергский козел".



Однако эта колоритная фактология не имеет отношения к истории с "Тарквинием и Лукрецией". Во всяком случае, в соответствии с имеющимися документами (протоколами об отправке картин из Сан-Суси в Рейнсберг, их прибытии и т.д.) нет оснований предполагать, что картина покидала замок Рейнсберг до конца апреля 1945 года.

Действительно, существовала практика проката картин и других объектов из запасников музеев, но все такого рода акции с прусской аккуратностью фиксировались в договорах. Эти договоры сохранились. Среди них есть и один с Министерством пропаганды: в нем речь идет о выдаче 18 пейзажей (обозначенных как не представляющие особой ценности) для оживления интерьеров служебных помещений на берлинской Вильхельмштрассе.

Картина "Тарквиний и Лукреция" имела по внутренней музейной классификации статус "уникальной и незаменимой". Изъятие объекта такого класса из галереи или из хранилища исходя из имеющихся фактов и документов не представляется возможным: бесчинствовавшие на оккупированных территориях нацисты у себя дома вели себя как образцово-показательные граждане.

Велись расследования и с другой стороны: а жила ли когда-то в Бранденбурге или его окрестностях какая-нибудь дама, замеченная хоть в каких-то контактах с Геббельсом? Нет, заявляют все немецкие эксперты по Третьему рейху, в том числе Гидо Кнопп, автор фундаментального исследования о "женщинах нацистов". Единственный источник, указывающий на происхождение картины "из виллы, где жила любовница Геббельса, одна из многих", - показания дочери Бориса Дорофеева, Татьяны Борисовны, пересказанные ею со слов покойного отца.


Дальше по ссылке еще много интересных деталей про адвоката (ранее осужен швейцарским судом по обвинению в мошенничестве) и его иностранных помощников. Но главное я оттуда скопировала.

А вот тут всплывает давешний Тициан!!!

Висит себе наш Рубенс в Эрмитаже и висит, по долговременному договору (кстати, интересно, что с ним будет в случае смерти владельца). Но, оказывается, Логвиненко продолжает мыслить как бизнесмен и считать эту картину своим активом (несмотря на битие пяткой в грудь, что это принадлежит России). Прошло несколько лет, скандал подзабылся, и в 2007 году он выходит на вице-президента компании "Роснефть" Анатолия Локтионова, и они договариваются создать Фонд искусств, который будет заниматься продажей картины. Локтионов дает аванс (в счет юридических, реставрационных и проч. расходов) - 5 млн. евро.

Но прошло полгода, а ни единая шестеренка механизма не сдвинулась с места. Обеспокоенный судьбой 5 миллионов, Локтионов инициирует новые переговоры. Логвиненко предлагает заменить Рубенса на другой шедевр — полотно Тициана "Венера и Адонис" — и обязуется продать его всенепременно. Видимо, замена скандального полотна другим в большей степени была обусловлена сложностями, связанными с продажей шедевра в Европе, а отнюдь не желанием оставить сокровище в России.


Это тот самый Тициан, о находке и атрибуции которого я на той неделе рассказывала. Удивительно, но нигде не опубликована информация, где вообще была эта картина до 2005 года, когда ее купили на одном очень малоизвестном аукционе. Очень надеюсь, что не в том же чемодане...

После неудачи с «Тарквинием и Лукрецией» Логвиненко заявил Локтионову, что потратил взятые у него деньги на приобретение «настоящей коллекции яиц Фаберже». При этом коллекционер уверял бизнесмена, что купленная за $100 млн в Нью-Йорке бизнесменом Виктором Вексельбергом коллекция Фаберже является подделкой, а настоящие раритеты – у него. Однако бизнесмен усомнился в словах Логвиненко и обратился к экспертам, которые установили, что как раз представленные коллекционером «яйца Фаберже» на самом деле не являются подлинными.

Проходит еще два года, и все, что может предложить Логвиненко партнеру в ноябре 2009-го, — это обещание продать еще три рубенсовских полотна — "Союз Земли и Воды", "Поклонение пастухов" и "Распятие". Локтионов опять соглашается. Но ни Тициана, ни три этих Рубенса владельцу продать не удалось.

Три дополнительных Рубенса

Их коллекционер тоже показал в Эрмитаже: "но когда в мае эти картины появились в зале Рубенса, многие эрмитажники не могли сдержать возмущения. Высказывались в том духе, что полотна похожи на слабые копии провинциальной школы, ни к Рубенсу, ни к его мастерской отношения не имеющей", пишут критики.

"Союз Земли и Воды" - уменьшенное повторение одноименного большого декоративного полотна из собрания Эрмитажа.


"Поклонение пастухов" имеет камерный характер. Увы, больше размеру я не нашла фото.
"Распятие" принадлежит кисти Питера Пауля Рубенса и представляет собой, по всей вероятности, исчезнувшую еще в 1794 году центральную часть пределы триптиха "Чудесный улов рыбы", написанного Рубенсом в 1618-1619 гг. по заказу гильдии рыботорговцев для приходской церкви Богоматери в Мехелене (Onze-Lieve-Vrow over de Dijle).



В очередном подписанном соглашении Логвиненко пообещал отдать деньги в 2010 году. Опять обманул.

— Понимая, что собственно денег у Логвиненко к тому времени уже нет, мой доверитель согласился еще на одну уступку, — рассказал "Известиям" адвокат Локтионова Максим Платонов, — в марте 2010-го стороны заключили новое соглашение. Выплаченные пять миллионов преобразовывались в заемные обязательства с отсрочкой платежа. Кроме того, стороны договорились все же предпринять совместные действия для реализации картин. Но результата как не было, так и нет. Господин Локтионов начал самостоятельно искать покупателей — даже провел консультации с президентом Парижской биеннале антикваром Аароном Эрве. От господина Логвиненко требовалось только одно: предоставить экспертные заключения, безусловно подтверждающие подлинность произведений, а также разрешения на их вывоз. Но ни того, ни другого сделано не было, и дальнейшие переговоры с потенциальными покупателями оказались бессмысленны. Дело в том, что у экспертов есть сомнения в том, что три произведения действительно принадлежат кисти самого Рубенса, а не его учеников. Специалисты также указывают на массу расхождений в технике письма. Есть у экспертов сомнения в подлинности и относительно полотна Тициана. Единственное решение, которое у нас оставалось, — разорвать соглашение. Что мы и сделали, потребовав возврата долга и процентов по нему.

В марте 2012 года Лефортовский районный суд столицы обязал взыскать долг с выплатой неустойки с коллекционера Владимира Логвиненко, взявшего почти 5 лет назад у российского предпринимателя Анатолия Локтионова 5 млн евро для создания бизнеса по поиску, оценке, реставрации и последующей продаже произведений исскуства.

В Лефортовском суде защита коллекционера вела себя «очень странно». «Они говорят, что не могли до сих пор вернуть деньги Локтионову, потому что не знают, куда их перечислить, хотя IBAN (International Bank Account Number), международный банковский номер, был прислан Логвиненко уже давно. Но адвокат коллекционера говорит, что они приняли его за телефонный номер».

Ныне "Венера и Адонис" Тициана числятся в коллекции Фонда "Классика".
Логвиненко указан в его составе как член.


фото с подробного фоторепортажа о выставке в ГМИИ, где широкой публике была впервые представлена эта картина (работает последнюю неделю, до 20 августа)

И вишенка на торте -- новость прошлого понедельника:

В ГМИИ Пушкина задумались о приобретении полотна Тициана через краудфандинг

В Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина думают над тем, чтобы с помощью краудфандинга собрать средства для приобретения картины "Венера и Адонис", атрибутированной специалистом как принадлежащая кисти Тициана.

Директор ГМИИ Марина Лошак сказала журналистам: "Мы считаем, что вещи такого рода должны быть в музеях (...) Мы думаем о том, как нашим размышлениям стать возможной реальностью, действительностью. Это непростой путь, но это не только путь, по которому музей должен пройти в одиночку. Это должно быть осознание обществом, подтверждённое нашими ощущениями", - сказала директор.
Лошак пояснила "Интерфаксу", что "нужно найти десятки миллионов долларов, евро чтобы ее приобрести". На вопрос, идет ли речь, в том числе, и о краудфандинговом проекте, глава музея ответила утвердительно. Она добавила, что после завершения выставки "Венеция Ренессанса" картина еще некоторое время будет экспонироваться в ГМИИ.

***

Вряд ли, действительно, эту картину кто музею просто так подарит. Учитывая модус операнди, видимо, владельца.
А жаль! Мне так хотелось.

Материал собран на основе статей:
http://www.newsru.com/crime/19sep2003/rubens.html
https://iz.ru/news/292176
https://iz.ru/news/284139
https://www.kommersant.ru/doc/494130
https://rg.ru/2004/03/11/logvinenko.html
http://iz.ru/news/368680
http://www.rosbalt.ru/main/2012/03/24/961156.html
http://www.interfax.ru/culture/573862

Tags: art & crime, вторая мировая война, находки
Subscribe

Posts from This Journal “находки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →