Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

А когда русские стали различать фиолетовый и оранжевый? Отвечают лингвисты

Тут на днях я выложила текст про то, что судя по Гомеру, ранние греки не отличали синий от зеленого, и так далее. Внезапно в комментариях развернулась бурная дискуссия ("все мы немного филологи").



Хочу подчеркнуть: дело не в том, что в глазу древнего человека чего-то не хватало, и он физически не мог видеть этих цветов. Нет, он не был дальтоником, просто его мозг не был обучен различать эти цвета, не было в этом необходимости, и поэтому в языке не было изобретено для этого нужных слов. Хороший пример кто-то привел: стандартная барышня совершенно не увидит разницы между красным фордом и красным опелем -- их различия просто проходят мимо нее, не воспринимаются разумом, как бы ей не объясняли. Описать словами, чем у них отличаются клиренс и лонжерон она не сможет.

В рамках дискуссии, как доказательство неправоты ученого, стали приводить многоцветные критские фрески: мол, как же они их рисовали, ежели цвета путали. Вернемся к нашей барышне с красными машинками -- специально обученная живописи в Строгановке или на курсах ТУТМОГЛАБЫБЫТЬВАШАРЕКЛАМА, она крайне тщательно воспроизведет все тонкости силуэта и форда, и опеля. Потому что рисовать -- это ее работа. А знать по имени, какую трансмиссию она рисует, ей не обязательно. И умение конкретно этой барышни хорошо рисовать не означает, что близкие ей по духу барышни-подруги, но не умеющие рисовать, верно воспроизведут тот самый силуэт. При этом, есть вероятность, что именно на ее рисунке подруги разницу между двумя машинами заметят, в отличие от реальности: потому что художник -- это переводчик с языка реального мира на язык глаза.

***
А как же обстояло дело с русским языком? Если сравнивать с древними греками и их "цветовой слепотой"? Вот почитайте статью (не моя).  Даю с сокращениями. Она довольно простенькая, очень упрощенная, но общее представление дает (кому захочется сложного, читайте Бахилина Н. Б. История цветообозначений в русском языке; Василевич А. П. Цвет и названия цвета в русском языке; обе в сети есть).



***

...можно выявить некоторые направления, по которым проводились исследования цветообозначений в русском языкознании.

Сначала человек "не различал" [языково] цветов вовсе, все окружающее для него было белым или черным, иногда и серым. В древнейших текстах  белый не всегда обозначал цвет. Его понимали как чистый, пустой, незаметный. Может быть, от тех далеких времен дошла до  нас символика белого цвета, цвета чистоты и бессмертия.




Много позже из черного стал выделяться синий. (...)

Отдельно появился красный цвет. Красный цвет – цвет солнца, цвет горячего песка и огня, цвет крови и жизни, выделился позднее, когда человек стал осознавать зеленый цвет, цвет травы и деревьев. Зеленый включал в себя самую светлую часть спектра. Для этого использовалось древнее славянское слово: зеленый – светлый, как трава. Интересен тот факт, что у восточных славян красный цвет являлся общественно важным. Именно его сделали они навсегда своим народным цветом, потому что с отдаленных времен он являлся единственным собственно цветом и потому еще, что он – красивый цвет. (До начала XVI прилагательное красный обозначало не цвет, а красоту и своим значением было равно современному слову прекрасный – и только к 1515 году красный стал "красивым"). В старину для обозначения предметов бытовали выражения: красная девица, красное крыльцо, красные ворота, красные одежды (нарядные, прекрасные), некоторые стали существовать как собственные имена: Красная площадь, Красная горка, Красное село.

В период революционной борьбы в России прилагательное красный основательно закрепило за собой новое не цветовое значение, субстантивируясь или вступая в новые словосочетания, данное прилагательное стало выражать значения «революционный», «коммунистический».

Гораздо труднее было отделить оранжевый от красного, а желтый от зеленого. Фиолетовый впервые определил английский ученый Исаак Ньютон, который и установил физические закономерности солнечного спектра. Оранжевый и фиолетовый довольно поздние слова в русском языке, заимствованные из французского языка в эпоху Петра I. C середины XIV века в русский язык пришел алый (это слово есть в рукописи 1351 года) позже брусничный, гвоздичный, маковый, малиновый, бурый и многие другие, связанные с определенными цветками.

В этот период для характеристики цвета распространились такие прилагательные, обозначающие цвет, как жаркий, крапивный, смородиновый, вишневый. Все они имели не конкретно цветовое значение: жаркий может быть оранжевым, ярко-красным; крапивным может темно-зеленый, зелено-седой, то есть подобные прилагательные обладали неопределенной отвлеченной семантикой.



До самого XIV века восточные славяне включали в «холодную часть» спектра фиолетовый, синий, голубой цвета. Само слово синий в древности обозначал степень яркости темного цвета и собственно синего (сизого), фиолетового и черного (темно-красного). Для светлого цвета с блеском появилось слово лазоревый, изначально служившее для обозначения блестящего голубого цвета. Так называлась голубая краска минерального происхождения, очень дорогая в средние века. В русском языке голубой отблеск лазурита распространился и на другие цвета. В результате появились лазоревое поле, лазоревый блеск, лазоревые цветы, лазоревое море [2].

Некоторые цветовые прилагательные, синтезируя в себе национальный компонент, получили символическое значение: красный, алый, лазурный.

Каждый цвет наделен определенным символическим смыслом, а отдельные цвета – множественной символикой, пришедший из глубины языческих времен.

Цвет являлся особым языком, посредством которого наши предки – славяне стремились выразить свои мысли чувства духовную связь с окружающим миром. Белый обозначал блеск, белизну сияния пламени; пурпурный – господство, могущество, силу, щедрость благочестие; зеленый олицетворял растительный мир окружающей природы, жизнь, изобилие надежду, спокойствие; желтый – кратковременную разлуку; ультрамариновый – воду, небо; красный в древнем языке связан с представлением об огне и свете. Последний понимался как «благовидный» и «прекрасный», служил оберегом и имел множество оттенков: алый, багровый, червчатый, кармазинный, смородиновый, брусничный [3].




В качестве усиления данного цвета в русском языке используется багровый (багряный) – густо-красный, пурпуровый; красный с синеватым или лиловым оттенком, часто употребляемый при описании природного ландшафта (багровые закаты).

Позже в языке появился рыжий, который обозначал различные оттенки красного: красно-бурый, красно-желтый, рыжий (этимологически соотносится с понятием руда). Руда первоначально – «красная земля», железняк, используется при обозначении цвета. В современном русском языке слово «рыжий» встречается очень часто. «Это прилагательное почти с неограниченною сочетаемостью, его можно использовать и как название шерсти у кошки и как название цвета небесного светила»; оно используется в описании внешности человека. «Возможно, что первоначально в качестве обозначения масти, слово действительно называло красно-желтый, красно-бурый цвет, но в современном русском языке оно настолько широко употребительно и определяет настолько разнообразные по цвету предметы, что определить слово «рыжий» просто как красно-желтый едва ли возможно» [1]. Расширяя сферу своего употребления, прилагательное рыжий теряет свою определенность как цветообозначение.

Для обозначения степени интенсивности, насыщенности цвета появились бесцветный, радужный, бледный, яркий; цвета кожи (волос) человека, животного – белесый, смуглый; буланый (желтоватый с разными оттенками; рудо – желтый, с рыжиной, но более темным хвостом и гривой, чаще используемый в качестве характеристики окраса лошади, лося), вороной (масть лошадей), черный.

В истории слов, называющих цвет, трудно наметить какие-то общие пути развития. Однако, некоторая общая тенденция, некоторый лингвистический стимул в истории цветообозначений есть – это выявление обобщённых или абстрактных цветообозначений [1].

Современный период развития русского языка характеризуется развитием сложных цветообозначений. Мир цвета в русском языке становится богаче и разнообразнее. Это связано с изменением цветовосприятия у современного человека, с его стремлением к дифференциации и детализации цветовых реляций, что в свою очередь может приводить к «разделению» оттенков.

Наш мир становится зримым через спектральные цвета: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый; через предметное соотнесение – вишневый, жемчужный, золотой, земляничный, изумрудный, кремовый, клубничный, облепиховый, малиновый, мандариновый, малахитовый, рубиновый, сапфировый, серебряный, пепельный, терракотовый, фиалковый, фиолетовый (изначально – фиалка – фиалковый!), шалфейный, шоколадный, шафрановый, яблоневый, хризолитовый, хризоберилловый, янтарный, фосфатовый.



Цветовые значения производных прилагательных мотивированы схемой цвета в структуре производящих существительных. К числу сложных  цветообозначений относятся в первую очередь двусоставные и (реже) трехсоставные термины цвета: сине-бело-красный (флаг), бело-розовая (полоса), серо-буро-малиновый цвет, сине-зеленые водоросли [4].

В настоящее время мир цвета представлен удивительной палитрой красок, в который вошли как исконно русские имена прилагательные: алый, багровый, багряный, белый, серый, синий, гнедой, рыжий, красный, черный, червленый, так и заимствованные слова из польского – коричневый; голландского – абрикосовый, апельсиновый, персиковый; тюркского – бирюзовый, карий; французского – бордовый, бриллиантовый, брусничный, матовый, палевый, оранжевый, пунцовый, лиловый, фиолетовый, фисташковый, фосфатный; латинского – розовый, шалфейный; греческого – охровый, охряной; немецкого – каштановый, пурпурный, перламутровый; итальянского – лимонный; из славянских (церковнославянского) языков – свекольный, земляничный, небесный и другие.

Как очевидно, с течением времени следуя за человеком, последовательно проникавшим в противоречивый и сложный мир красок, цветов и оттенков, развивалась в нашем языке система слов, обозначающих цвет. Следовательно, человек постепенно познавал различие реальных цветов, усложняя свое представление о мире.

Список использованных источников 1. Бахилина Н.Б. История цветообозначений в русском языке. М., Нау- ка, 1975. С. 23. 2. Колесов В.В. Древняя Русь: наследие в слове: в 5 кн. СПб.: Филол. фак. СПб. гос. ун-та, 2001. 3. Митрягина Т.А. Цвет как символичное языковое выражение миропо- нимания человека // Язык, фольклор, культура: проблемы взаимо- действия: матер. межрегион. науч.-практ. конф. (Белгород, 9 дек. 2005 г.) / отв. ред. М.С. Жиров. Белгород, 2005. С. 337-341. 4. Климова Ю.А. Имя прилагательное как репрезентант концепта «ка- чество» в русской языковой картине мира: автореф. дис. …канд. филол. наук. Белгород, 2008. 18 с.

Юлия Климова, Ирина Субботина
ЭЛЕКТРОННЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «APRIORI. CЕРИЯ: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ»
http://apriori-journal.ru/seria1/2-2014/Klimova-Subbotina.pdf

UPD: статья не без недостатков, но общее представление дает.


  
Tags: искусство русское
Subscribe

Posts from This Journal “искусство русское” Tag

  • 114 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 114 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author