Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Categories:

Список преступлений (кражи картин)

Отрывок из книги
A.C. Бернацкий
ИДЕАЛЬНЫЕ ПРЕСТУПНИКИ


За музейную кражу — смерть

В Китае с похитителями художественных и исторических ценностей не церемонятся. Это очень наглядно демонстрирует пример с раскрытием крупнейшего в истории КНР хищения исторических реликвий, связанных с последней императорской фамилией Китая — маньчжурской династией Цин.

Признанный главным виновным бывший начальник службы безопасности управления культурных ценностей города Чэндэ (близ китайской столицы) Ли Хайтао был приговорен к смертной казни. Суд признал его вину в краже 259 экспонатов из городского музея.

В Чэндэ в период правления Цинской династии находился летний дворцово-парковый комплекс, где маньчжурский двор обычно проводил самое жаркое время года. В ходе расследования было установлено, что чиновник успел сбыть краденых украшений, старинной мебели и произведений декоративно-прикладного искусства в общей сложности на 3,8 миллиона юаней (459 тысяч долларов). Похищенные экспонаты он заменял подделками.

Украденный Челлини

В ночь на воскресенье 11 мая 2000 года из венского историко-художественного музея была украдена скульптура знаменитого итальянского мастера Бенвенуто Челлини «Сальера», более известная как «Солонка короля Франциска I». Раритет сперли весьма незатейливо: около четырех часов утра некто влез по стремянке на второй этаж музея и, разбив стеклянный шкаф, где хранился ювелирный шедевр, умыкнул 26-сантиметровый столовый прибор из золота.

И дело даже не в том, что украденную «Сальеру» оценивают как минимум в 50 миллионов евро. Наследие знаменитого авантюриста, ювелира, дуэлянта, скульптора, артиллериста, узника, монаха и писателя XVI века Бенвенуто Челлини весьма невелико. Строго говоря, оно мизерно.

Ювелирные изделия его работы так активно продавали, воровали и переплавляли, что в итоге творческое наследие мастера сошло на нет. Кстати, начало этому разбазариванию положил сам Челлини, получивший по обвинению в краже пожизненное заключение, ограничившееся, правда, двухлетним сидением в замке Святого Ангела.

В итоге до недавнего времени единственным достоверным произведением ювелирного искусства работы Челлини была та самая венская солонка, да плюс еще кое-что по мелочи: медали и монеты, сделанные для папы Климента VII и Алессандро Медичи, а также эскизы декоративной застежки для облачений Климента VII. Со скульптурным наследием чуть лучше — луврская «Нимфа Фонтенблои» и прочие «Персеи» и «Распятия» пока на месте, но вот беда — ювелиром Челлини был действительно непревзойденным, а вот скульптором — весьма средним. Так что, строго говоря, теперь мы остались без Челлини.

Австрийцы наперебой оправдываются — вешая собак то на неисправную сигнализацию, хотя по всему зданию установлены датчики движения, то на нерадивых полицейских, не среагировавших на сработавшую таки охранную систему. Факт остается фактом — «Сальера» похищена. Вероятность того, что она где-то всплывет, — ничтожна, ибо продавать ее на рынке примерно то же самое, что пытаться выставить «Мону Лизу» на интернет-аукционе: экспонаты такого уровня продаже не подлежат.

Одна надежда — может, по доброй традиции, опять к сортиру подкинут?

Несчастливое место

Поместье Рассборо-Хаус под Дублином в Ирландии. Его хозяину Баронету сэру Альфреду Бейту, одному из владельцев алмазной фирмы «Де Бирс», принадлежит одна из лучших в мире частных коллекций живописи старых мастеров.

Первая кража — апрель 1974 года. Вооруженная банда Ирландской республиканской армии из пяти человек ворвалась в дом Бейта. Банду вела Бриджет-Роуз Дагдейл — дочь директора страховой компании «Ллойд» и друга семьи Бейт. Налетчики связали чету Бейт и всех слуг, а потом поместили в грузовик 19 картин, в том числе самую ценную — «Даму со служанкой, пишущую письмо» Вермера. Через несколько месяцев Дагдейл взяли вместе с картинами в заброшенном коттедже. При аресте она оказала вооруженное сопротивление и получила девять лет тюрьмы. После тюремного заключения сменила имя и сейчас работает учительницей.

Вторая кража — май 1986 года. В два часа ночи сработала сигнализация. Сторож вызвал полицию, здание обошли со всех сторон, но ничего не заметили. Только наутро обнаружили пропажу 18 картин: в том числе опять Вермера, Гойи, двух Рубенсов и Гейнсборо. Ограбление совершила банда Мартина Кэхилла по прозвищу Генерал. Преступники специально вызвали срабатывание сигнализации. Затем понаблюдали, как полиция обыскивает здание, и влезли в дом в короткий промежуток времени между концом обыска и новым включением сигнализации. 7 картин полиция вскоре нашла вместе с брошенным автомобилем, остальные 11 ушли в «зазеркалье» преступного мира и были найдены много лет спустя.

Третья кража — июнь 2001 года. В 12.40 утра джип протаранил парадный вход в Рассборо. Трое грабителей в черных масках ворвались в дом. Там они похитили картину Беллотто и в третий раз «Портрет мадам Бачелли» Гейнсборо. Вся операция заняла три минуты. Картины через год нашли в Дублине.

Четвертая кража — сентябрь 2002 года. В 5 утра завыла сирена. Преступники выбили окно с заднего фасада дома. Украли 5 картин, в том числе картину Рубенса «Доминиканский монах». План сработал благодаря невероятной оперативности: несколько раз меняя машины, преступники оторвались от подоспевшей полиции. Через три месяца сыщики захватили все картины у перекупщиков в Дублине. С легкой руки Генерала ограбление Рассборо стало чем-то вроде обряда инициации для каждого нового главаря ирландской мафии. Семья Бейт решила не испытывать судьбу и подарила большую часть картин Национальному музею в Дублине.

Артнеппинг

Самый эффективный метод получить деньги за краденый шедевр — продать его законному владельцу. Угроза навсегда лишиться уникальной картины или скульптуры делает сговорчивыми коллекционеров и директоров музеев, которые соглашаются на выкуп. По аналогии с похищением людей, газетчики назвали такие преступления «артнеппингом».

Очень заинтересованы в быстром возврате краденых произведений и страховые компании, которые несут огромные убытки при выплате многомиллионных страховок.

Хотя в большинстве стран переговоры с ворами и выплата выкупа запрещены, многие делают это тайком. Кроме того, существует масса уловок выдать сделку с преступниками за легальный поиск шедевров. Например, страховая фирма победно заявляет о находке ее детективами краденой вещи и скромно добавляет, что «преступников, к сожалению, обнаружить не удалось».

Артнеппинг требует железных нервов у участников сделки. Напрямую стороны договариваются крайне редко. Ключевая фигура здесь — посредник, обладающий незаурядными дипломатическими способностями. Как правило, это адвокат, которому доверяют и преступники, и владельцы краденого, или частный артдетектив с большими связями и в музейной, и в преступной среде.

Обычно случаи успешного артнеппинга остаются тайной. Уникальное исключение — дело об ограблении Ширн Кунстхалле во Франкфурте-на-Майне. В 1994 году с выставки «Гете и искусство» были похищены две картины Вильяма Тернера «Тень и Тьма. Вечер перед Всемирным потопом», «Свет и цвет. Утро после Всемирного потопа» из Лондонской галереи Тейт, а также картина Каспара Давида Фридриха «Полоса тумана» из музея в Гамбурге.

Хотя воров-исполнителей арестовали год спустя, «Тьмы», «Света» и «Тумана», как для краткости окрестили картины в прессе, у них не нашли. По версии следствия, кража была заказана главой сербских националистов Арканом, у которого была самая крупная в Европе «частная армия». Картины Тернера на время выставки были застрахованы на 36 млн. долларов, и компаниям Аха Nordstern Art и Lloyd’s пришлось выплатить эти деньги галерее Тейт. После чего к страховщикам перешло право собственности на украденные вещи. Правда, в случае находки картин Тейт могла выкупить их обратно. Однако шли годы, а детективы страховой компании не могли найти никаких следов ни «Тьмы», ни «Света». Преступники выжидали, пока улягутся страсти.

Тейт тем временем удачно вложила деньги на бирже и превратила 36 миллионов долларов в 47 миллионов. Видя отчаяние страховщиков, музейные работники предложили им в 1998 году выкупить обратно права на картины Тернера всего за 12 млн. После этого через «знающих людей» Тейт распустила слух, что готова выплатить выкуп. Только двое из двенадцати членов Совета попечителей Тейт знали об операции, а кроме них еще два сотрудника галереи. Автором проекта «Возвращение» был директор Тейт Николас Серота.

Вскоре нашелся посредник, устраивавший обе стороны, — немецкий юрист Эдгар Либрукс. Он согласился при условии, что немецкая прокуратура признает его действия легальными. Либруксу выдали официальную бумагу, подтверждавшую, что адвокат может вести переговоры в том случае, если он будет оплачиваться Тейт и не получит за сделку деньги от воров. Все это очень сомнительно с юридической точки зрения, но немцы оказались в глупом положении — картины ведь украли на их территории, и они были обязаны помочь британцам.

Либрукс заключил контракт с Тейт, где получателем пяти миллионов в случае успеха значился он. В действительности большая их часть предназначалась для выкупа, а остальное было гонораром адвоката. Либрукс пустился в самую отчаянную авантюру в своей жизни, где были зашифрованные послания, поездки в машине с завязанными глазами, встречи на конспиративных квартирах и чемоданы с миллионами в мелких купюрах. Все подозревали всех, и много раз переговоры заходили в тупик. В результате «Тьма» была выкуплена в июле 2000 года (через полгода после того, как Аркана застрелили в Белграде, и началась дележка его «наследства»), а «Свет» — в декабре 2002 года. При этом после выкупа первой картины факт ее возвращения в музей скрывался, чтобы не сорвать сделку со второй.

Британцы честно расплатились с Либруксом, а вот немцы, с которыми он заключил аналогичный контракт на возвращение «Тумана», его надули. Выкупив шедевр Каспара Давида Фридриха, адвокат не получил ничего от франкфуртского Кунстхалле, кроме «спасибо». Только тогда возмущенный Либрукс рассказал об артнеппинге журналистам.

Итог этой истории таков: Тейт получила картины обратно в целости и сохранности и еще «заработала» с учетом вложений на бирже и процентов около 36 млн. долл. На чистую прибыль от кражи музей купил несколько шедевров и занялся ремонтом здания.

Официально ни Тейт, ни франкфуртский Кунстхалле не признали, что выкупили картины у преступников. Они упорно утверждают, что платили не ворам, а адвокату. Подобная тактика очень сомнительна и создает прецедент для будущих краж. Главный урок, который извлекли грабители: лучше «чистить» не музеи, а выставки-блокбастеры, где собираются шедевры, временно застрахованные на суммы, многократно превышающие обычные страховки. А еще — не лезть на рожон с переговорами, а ждать момента, когда либо страховая компания, либо музей «дозреют» сами.

Шедевры в обмен на наркотики

Изобретением самого оригинального метода реализации краденых шедевров воровской мир тоже обязан ирландцу. В 1986 году босс мафии Дублина Мартин Кэхилл по кличке Генерал лично возглавил ограбление поместья Альфреда Бейта Рассборо-Хаус, где и сейчас находится одна из лучших в мире частных коллекций. Добычей бандитов стали 18 картин старых мастеров общей стоимостью 100 млн. долларов. Генерал решил сосредоточить в своих руках торговлю наркотиками на Британских островах. Украденные произведения искусства должны были обеспечить эту затею деньгами. Кэхилл придумал остроумную комбинацию. Картины, оставаясь в «зазеркалье» преступного мира, использовались там как залог и своеобразная валюта при расчетах между мафиозными кланами разных стран.

Картина Габриеля Метсю «Дама, читающая письмо» была отправлена ирландцами в Стамбул в обмен на крупную партию героина. Три картины, в том числе «Портрет мадам Бачелли» Гейнсборо, пошли на уплату услуг наркоторговцев в Лондоне. Два пейзажа Франческо Гварди оказались в Майами, а «Голова кавалера» Рубенса досталась одной из ирландских террористических группировок. Четыре лучшие картины, в том числе «Дама со служанкой, пишущая письмо» Вермера и «Портрет актрисы Антонии Сарате» Гойи, Генерал отдал антверпенскому торговцу бриллиантами как залог под обеспечение займа, а тот поместил их в хранилище Люксембургского банка.

Занятые у торговца деньги были использованы дублинской мафией для покупки банка на острове Антигуа в Карибском море и организации сложной системы по «отмыванию» прибылей от наркобизнеса, куда были вовлечены фирмы Норвегии, Германии, Кипра и оффшорной зоны на острове Мэн. Наркотики ирландцы закупали в Испании и контрабандой ввозили в Великобританию. Полиция Европы и Америки «вылавливала» похищенные картины в разных странах много лет спустя, после того как сам Генерал в 1994 году получил пулю в голову на пороге своего дома, чего-то не поделив с Ирландской республиканской армией.

Скотланд-Ярд, который был координатором расследования, в 1997 году сделал по делу мафиозо специальное заявление, предупреждая, что на сцену вышли организованная преступность и террористические политические группировки. Для преступников шедевры искусства — не что иное, как капитал для торговли наркотиками и оружием. Скотланд-Ярд волновался не зря.

23 декабря 2000 года три вооруженных грабителя в масках вошли в Национальный музей Швеции в Стокгольме перед самым его закрытием. В то время как один держал под прицелом автомата охрану внизу, двое других ворвались в залы второго этажа. Там они, угрожая пистолетами, уложили на пол служителей и зрителей, схватили заранее намеченные картины и ринулись к выходу. На канале около музея грабителей ждала моторная лодка, на которой они и скрылись.

В момент ограбления в полицию позвонили с десяток человек с паническими сообщениями о том, что в отдаленном районе города якобы горят машины и происходят беспорядки. Это был отвлекающий маневр. Пока полицейские выясняли, что это за пожары, заняв все телефонные линии, пока патрульные и спецназ по ложной тревоге мчались на окраину Стокгольма, музейные грабители без помех растворились в ночи. Когда же, наконец, ревя сиренами, машины с мигалками подкатили к музею, они прокололи шины на железных колючках, которые воры предусмотрительно разбросали на асфальте.

Добыча преступников — две картины Ренуара и одна Рембрандта общей стоимостью более 50 миллионов долларов. Преступление было так блестяще организовано, что следствие сразу зашло в тупик. Помог случай: в апреле 2001 года полиция накрыла участников продажи крупной партии наркотиков, в оплату которой предлагалась украденная в Стокгольме «Беседа с садовником» Ренуара. Исполнителей кражи арестовали, но остальные картины, ушедшие в «теневую экономику» преступного мира, нашли в Дании и США только к сентябрю 2005 года.

ГРОМКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В МИРЕ ИСКУССТВА
Ограбление музея Мунка, 2004

Беспрецедентное вооруженное ограбление музея Мунка произошло 22 августа 2004 года.

Никаких хитроумных подкопов, никаких зависаний в воздухе над линиями сигнализации и акробатических трюков, никаких волшебных технических приспособлений, и вообще ничего из богатого арсенала Голливуда здесь не использовалось. Все произошло просто, прозаично и буднично. Грабители среди бела дня вошли с пистолетами в полный народа зал музея и взяли все, что хотели (кроме «Крика» украдено еще одно полотно Мунка — «Мадонна»).

Ровно такая же прозаическая будничность наблюдалась и с обратной стороны. Национальный музей тихой маленькой европейской страны устроен почти по-домашнему: никакой сложной системы охраны (преступники легко пронесли с собой пистолеты), никаких датчиков на картинах, которые просто висят на шурупах (грабители самым элементарным образом заставили смотрительницу снять рамы со стены). Ограбление заняло считанные секунды. Полиция же на место преступления явилась только через 15 минут.

Стоимость украденных картин оценивается в 60 миллионов долларов.

Кстати, это уже не первый случай кражи картин Мунка. В 1994 году другая версия картины была украдена во время Зимних Олимпийских игр в Лиллехаммере. Сигнализация музея сработала, но охранники не обратили на нее внимания. Похитители оставили записку: «Спасибо за плохую охрану».

Позже они потребовали выкуп у правительства Норвегии в 1 миллион долларов. После длительных переговоров картина была оставлена грабителями на автобусной остановке.

Шотландия, 2003

В августе 2003 года полотно Леонардо да Винчи стоимостью 50 миллионов долларов было похищено из дома одного из самых богатых землевладельцев Шотландии, герцога Бакклью.

В преступлении подозревают четырех мужчин. Двое из них проникли в замок под видом туристов и вынесли картину из замка, еще двое их сообщников ждали на белом «фольксвагене-гольф» рядом с замком.

Оригинал картины был написан художником по заказу Флориманда Роберта, государственного секретаря короля Франции Людовика XII. Над этим произведением Леонардо работал в период с 1500 по 1510 годы. Картина размером 50 на 36 см изображает Мадонну с Младенцем, играющим веретеном в виде распятия. Известно несколько версий, из которых, по крайней мере, две были признаны работой самого Леонардо или художников его мастерской.

За информацию о похитителях и местонахождении картины было объявлено щедрое вознаграждение, однако поиски полиции так и не привели ни к каким результатам.

Палермо, 1960

В октябре 1969 года два вора вошли в алтарь церкви Святого Лоренцо в Палермо и вырезали картину Караваджо «Рождество» из рамы. Эксперты оценили стоимость картины в 20 миллионов долларов. Только в 2003 году полотно было обнаружено. Как выяснилось, все это время картина украшала виллу главаря сицилийской мафии Джерландо Альберти. В этом признался один из арестованных мафиози.

Национальная галерея, Лондон, 1961

Безработный водитель Кемптон Бантон сознался в том, что проник в Национальную галерею через окно и вынес оттуда портрет герцога Веллингтонского кисти Франсиско Гойи.

На суде Бантон заявил, что хотел использовать доход от картины для того, чтобы купить бедным британцам телевизионную лицензию.

Похититель был приговорен к трем месяцам тюремного заключения. Однако в 1996 году галерея обнародовала некоторые документы, которые ставили под сомнение виновность Бантона.

Ирландия, 1975–2002

Рассборо хаус, величественный исторический дом в Ирландии, за последние четверть века пережил четыре ограбления. Последнее нападение похитителей произошло всего через два дня после предыдущего взлома.

Всего за это время из музея были украдены 45 картин. Две картины были возвращены, а затем украдены повторно.

Рассборо-хаус был загородной резиденцией покойного южноафриканского алмазного миллионера сэра Алфреда Бейта, который завещал свою бесценную коллекцию живописи народу Ирландии.
Бостон, 1990

Самое громкое похищение произведения искусства в истории США произошло в Бостоне в 1990 году. Двое мужчин, переодетых в полицейскую форму, украли из музея Изабеллы Гарднер картины Рембрандта, Моне и Вермеера на общую сумму в 300 млн. долларов. Поиски бесценных работ так ни к чему и не привели.

Полиция США объявила вознаграждение в 5 млн. долларов любому, кто наведет ее на след преступников.

Амстердам, 1991

Двое вооруженных людей в масках ворвались в музей Ван Гога в Амстердаме и забрали с собой 20 картин — каждая ценой примерно в 10 млн. долларов.

По версии полиции, один из похитителей спрятался в музее в субботу вечером, затем связал охранников и открыл двери своим сообщникам.

Удивительным образом картины были найдены через час после ограбления в машине, оставленной неудачливыми «стариками-разбойниками». Полиция до сих пор ломает голову над тем, что заставило похитителей отказаться от своих коварных планов.

Стокгольм, 2000

Вооруженные грабители выкрали из Шведского национального музея в Стокгольме три картины общей стоимостью в 30 млн. долларов. В числе украденных шедевров — автопортрет Рембрандта и две работы Ренуара. Похитители, по данным властей, скрылись от преследователей на лодке.

Трое злоумышленников, вооруженных пистолетами и автоматическими винтовками, вошли в находящийся в центре Стокгольма музей, когда время шло к закрытию. Один из них направил оружие на охранника, а двое его подельников за несколько минут вырезали из рам три картины стоимостью 36 миллионов долларов: «Юная парижанка» и «Разговор с садовником» Ренуара и автопортрет Рембрандта. После этого они покинули заведение под изумленными взглядами большого количества свидетелей.

Затем они сели на небольшой катер, пришвартованный рядом с музеем, и скрылись на нем в темноте. Полиция, прочесывавшая шведскую столицу на катерах, автомобилях и пешком, пока не сумела выйти на след похитителей.

Картина «Разговор с садовником» была позже обнаружена полицией в ходе специального рейда по борьбе с наркоторговцами. Она находилась в мешке с марихуаной. Две других удалось найти только в 2005 году.

Восемь человек, участвовавших в этом ограблении, были приговорены к 6,5 годам тюремного заключения.

Кража двух картин Винсента Ван Гога, 2002

В декабре 2002 года из музея Ван Гона в Амстердаме были украдены две известные картины художника «Церковь в Ньюнене» и «Берег в Шевенингене», стоимость которых достигает 30 миллионов долларов.

Пропажа была обнаружена рано утром перед открытием музея. Злоумышленники проникли внутрь через крышу здания. Местная полиция нашла разбитое окно, у одной из стен музея также обнаружили трехметровую лестницу. В декабре 2003 года голландская полиция арестовала по этому делу двух мужчин, однако картины так и не были обнаружены.

Асунсьон, Парагвай, 2002

После скандального ограбления Национального музея изящных искусств в Асунсьоне парагвайская полиция обнаружила длинный туннель, ведущий из местного магазинчика в музей.

Грабители рыли его около двух месяцев. Их добыча того стоила — картины, которые составляли часть временной экспозиции, оценивались в 500 тысяч долларов.

Картины так и не были найдены.

Манчестер, Британия, 2003

В 2003 году из Британского Национального музея были похищены три полотна кисти Ван Гога, Пикассо и Гогена, общая стоимость которых оценивалась в 8 млн. долларов.

Однако похищение завершилось необычно — картина Ван Гога «Укрепления Парижа с домами», полотно Пикассо «Бедность» и работа Гогена «Таитянский пейзаж» были найдены на следующий день в трубе за общественным туалетом около галереи.

В записке, прикрепленной к свертку с картинами, говорилось о том, что кража имела своей целью указать на недостаточные меры охраны музея.

Похищения из музеев Ирака, 2003

В марте-апреле 2003 года в ходе военного конфликта иракские культурные учреждения и археологические центры понесли огромные потери бесценных исторических экспонатов. Грабежи приняли размер эпидемии. Большое количество экспонатов, похищенных, в частности, из Национального музея Ирака было возвращено, однако до сих пор около 710 тысяч экспонатов числятся в розыске.

Кража картины Сезанна из галереи в Оксфорде, 1999

31 января 1999 года под шум фейерверков, которыми сопровождалось празднование нового тысячелетия, грабитель ворвался в музей в Оксфорде и похитил пейзаж Сезанна. Полотно оценивается в 3 миллиона долларов.

КРУПНЕЙШИЕ КРАЖИ КАРТИН В РОССИИ

11 сентября 1995 года из Волгоградского музея изобразительных искусств украдены акварели И. Айвазовского и Л. Лагорио. Данных о судьбе картин нет.

25 июня 1998 года из Дома приемов экономического сообщества в Москве похищены картины И. Айвазовского «Парусник в море», И. Пелевина «Дед и внук на рыбалке» и картины Маковского «Девочка в саду» и «Деревенские драчуны». В октябре 1999 года задержан охранник Дома приемов, который пытался продать полотна.

6 апреля 1999 года из залов Государственного Русского музея были похищены картина В. Перова «Гитарист-бобыль» и эскиз знаменитой «Тройки» общей стоимостью 1,2 млн. долл. 26 января 2000 года обе работы были найдены.

4 декабря 1999 года из Государственного музея Академии художеств в Санкт-Петербурге пропали сразу 17 картин: эскиз И. Репина к картине «Ангел смерти истребляет первенцев фараона», пейзаж И. Шишкина «Парк дачи Мордвинова», портрет Николая Уткина работы В. Тропинина, а также работы Крамского и Перова. Полотна найдены 8 декабря.

29 марта 2000 года из Государственного художественного музея в Уфе похищен акварельный эскиз к картине Н. Рериха «Заморские гости». В декабре в Петербурге задержан житель Владикавказа, продававший акварель за 30 тыс. долл.

22 марта 2001 года в Эрмитаже воры вырезали из рамы и унесли картину Жана Леона Жерома «Бассейн в Гареме», которая оценивается в 1 млн. долл. Судьба картины неизвестна.

8 июня 2001 года с выставки «Марк Шагал. Ранние работы из российских коллекций» в Еврейском музее Нью-Йорка (США) украден этюд М. Шагала «Старый Витебск» («Над Витебском»; из коллекции Русского музея). Позднее картина обнаружена среди невостребованных посылок в почтовом отделении канзасского города Топек.

В августе 2003 года из запасников Астраханской государственной картинной галереи похищены картина Айвазовского «Восход» и «Осень» Саврасова. Страховая стоимость каждой картины составляет 2 млн. долл. Как выяснилось, реставратор музея вывезла картины на реставрацию 4 года назад, а вернула копии среднего качества. Поиски оригиналов продолжаются.

Шок и трепет в Эрмитаже

В последних числах июля 2006 года по России прокатилась шокирующая новость — Эрмитаж ограблен. Злоумышленники вынесли из хранилища 221 музейный экспонат. Большинство пропавших произведений искусств — ювелирные изделия и эмали русских мастеров XVII–XIX веков, в том числе серия окладов икон. Несмотря на то, что вещи относились к так называемому «второму ряду» и редко выставлялись, стоимость украденного оценивается примерно в 5 миллионов долларов США.

В списке украденного были обозначены такие ценные экспонаты как серебряный, золоченый крест XVIII века; резной складень из кипарисового дерева, в окладе из оксидированного серебра конца XIX; серебряная лампада, а также около 90 икон и образов, в числе которых — икона Христа в серебряном, золоченом окладе 1889 года, икона Спаса Нерукотворного 1873 года, образ Христа Вседержителя, икона Богоматери «Умиление» и другие шедевры.

Среди пропавших ценностей также значатся золотое кольцо с бриллиантом и жемчужиной фирмы «Фаберже», две пары золотых часов XIX века, две серебряных золоченых пудреницы начала XX века, золоченая солонка в виде фигурного ларца конца XIX века и другие ценные экспонаты.

После того, как общественности стало известно о скандале, милиция Санкт-Петербурга принялась искать преступников. Хотя первоначально шансы найти мошенников были минимальны. Ведь кражи могли быть совершены очень давно, и за это время могло смениться не одно поколение служащих музея, и тем более, посетителей. Тень пала на реально существующих персонажей тогда, когда во время ревизии у одной из хранительниц прямо на рабочем месте случился сердечный приступ, приведший женщину к смерти. Правда, никаких подозрений умершая не вызывала. Сотрудники знали ее как добропорядочного и интеллигентного человека, а ее сын, Николай, работал при музее экспедитором. Интерес у следствия вызвала и персона мужа покойной — тоже Николая. Он работал учителем истории в местном Государственном университете физической культуры имени Лесгафта. Этого тихого преподавателя даже мало кто замечал.

В ходе следствия выяснилось, что ценности из музейного хранилища выносили в течение шести лет с 1998 года. По словам Николая Завадского, сделать это было абсолютно несложно. Ценности, умещающиеся в сумку или пакет, можно было выносить совершенно беспрепятственно, потому что охрана Эрмитажа, основываясь на принципе непогрешимости хранителей, не досматривала сотрудников музея. По словам мужа покойной, все экспонаты выносила Лариса и передавала ему, чтобы он их реализовал.

Сотрудники Завадской вспомнили, что Лариса довольно часто ездила в Финляндию, из чего можно сделать вывод, что часть похищенного могла попасть за границу, что заметно осложнит поиски.

Сам же Завадский, по его словам, сдал более 50 похищенных экспонатов в ломбарды. Деньги от выручки семья тратила на лекарства жене, которая была больна диабетом и не могла лечиться на зарплату, которая составляла 3000 рублей. По мнению обвиняемого, особо ценных предметов, среди отнесенных в ломбард, не было. Куда делись остальные 168 вещей, пропажу которых выявила проверка Эрмитажа, Николай Завадский сказать не мог.


Tags: art & crime
Subscribe

Posts from This Journal “art & crime” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments