Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Иконография "Апокалипсиса"


Книга Откровения была написана во 2-й половине I в. н.э.
Это одна из самых тщательно иллюстрируемых книг Библии, в ней проиллюстрирован практически каждый стих.

Раннехристианский период:

В доконстантиновскую эпоху неизвестно о каком-либо изображении мотивов из "Апокалипсиса".

С победой христианской церкви в IV веке сначала адаптируются отдельные ее иконографические темы, в особенности Богоявление, прославление божественной славы Христа ("Христос во славе" -- Majestas Domini). Тема катастрофы еще не интересовала. Также важной для Отцов Церкви была тема видения Неба.

Важнейшими мотивами для раннехристианского искусства становятся: Альфа и Омега, Агнец Божий среди 24 старцев, 4 апокалиптических животных. Они получают жизнь, отдельно от иллюстрирования книги, и становятся одной из важнейших тем христианского западного искусства в целом.

Начало складывания иконографического цикла в целом, вероятней всего, приходится на V-VI века. Беда Достопочтенный упоминает некий недошедший до нас монументальный цикл около 680 года, который находился в Риме, и рисунки которого как образцы увез один бенедектинский епископ для украшения своей церкви в аббатстве св. Петра, Wearmouth.

Видения Апокалипсиса появляются на арках римских базилик, построенных после узаконивания христианства (432-440, Санта Мария Маджоре). Поклонение Агнцу 24 Старцами и Агнец на престоле среди 7 светильников были представлены на мозаике V века в Сан-Паоло-фуори-ле-Мура.

Раннее Средневековье:

Огромное количество иллюстрированных рукописей Апокалипсиса этого периода разделяют на три независимые группы, каждая из которых имеет свою типологию:

  • Испанские Апокалипсисы (VIII век). Восходят к Комментариям Беатуса.

  • Галльские Апокалипсисы (VIII-IX века). Группа рукописей Трира и Камбре, северо-восточный регион Франконии. Восходят к утраченному раннехристианскому исходному циклу V-VI веков.

  • Итальянские Апокалипсисы. Восходят к утраченному раннехристианскому исходному циклу V-VI веков. Оказала влияние на Верхнюю Германию (в их число входят Валансьенский Апокалипсис и Бамбергский, ок. 1000 г.). Поздний вариант этого типа - Беатус из Берлина (XII век).

В Северной Африке важные комментарии к книге написали такие великие авторы, как Тертуллиан и Киприан Карфагенский. Вестготская Испания, где христиане страдали от оккупации вандалами, испытала глубокий интерес к Апокалисису. Там его санкционировал 17-й канон Толедского собора (633 год). Двенадцать книг комментариев, написанных Беатом Лиебанским (ум. 796) переписывались вплоть до XV века. Сохранилось 24 иллюстрированных манускрипта Беатуса, которые потрясают своим великолепием (MSS 429 and 644; Pierpont Morgan Library, New York City).

Три капители в церкви св. Марии в Флери были вдохновлены рисунками в испанских Беатусах. Они показывают Сына Человеческого среди 7  светильников, 4 всадников и дракона в цепях, свергнутого в бездну.

Романское искусство:

Влияние рукописных Беатусов заметно в романской скульптуре южной Франции. В тимпане портика церкви св. Петра в Муассаке, 24 старца поднимают свои головы в коронах к видению гигантского Христа. Он коронован (12:10) и сидит на троне среди 4 животных и серафимов. Тимпан этой церкви демонстрирует, по сути, диффузию Majestas Domini. Эта иконография (впервые использованная для декорирования апсид), в XI веке переместилась на фасад церквей, как знак святости и спасения. Фасад церкви, ориентированный относительно солнца, обозначал место, где ожидался приход Страшного Суда.

Как возрождение каролингского стиля в среде романики можно назвать выдающуюся серию фресок, которая была написана в конце XI века в портике под западной башней церкви Saint-Savin-sur-Gartempe, где были апостолы и ангелы, склонившиеся в целовании ног (проскинеза). В числе 12 сцен, сопровождавших Majestas - саранча (9:7), освобождение 4 ангелов из Евфрата (9:14-15), Жену и Дракона, битву Михаила и ангелов с драконом, Новый Иерусалим в образе невесты (21:2).

В Hortus Deliciarum Герарды Ландсбергской (ок. 1180) наодится уникальное изображение Бога, вытирающего слезы своему народу, а также особый упор сделан на дела антихриста, чем отведено 9 иллюстраций. Этот упор идет из Св. Августина "О Граде Божьем". В рукописи очевидно влияние византийской иконографии Страшного суда и вообще греческого искусства. Семиглавый дракон подписан по-гречески eptazephalus. Трон уготованный (византийская Этимасия) интерпретирован как алтарь, под которым души (6:9).

Высокое Средневековье:

Но в высокую готику тема Апокалипсиса исчезает из тимпанов порталов. Сияющее видение 24 Старцев заняло окно-розу в южном трансепте Шартрского собора. Апокалиптические циклы вырезались на камнях архивольт порталов Страшного суда в соборах Парижа и Амьена, где изображались 4 всадника и мучения в аду.

Иллюстрации создаются в относительно однородном готическом стиле. Прежде всего надо упомянуть «англо-французскую» группу (XIII-XV вв.), из которой развилась позднесредневековая немецкая традиция. Эта группа развивала раннехристианскую традицию иллюстрирования, переместившуюся из Италии в галльские земли.

Труд мистика Иоахима Флорского «Комментарии к откровениям Иоанна Богослова» (ок. 1196–1199) вдохновил художников на введение новых иконографических мотивов. В 1235-1248 гг. францисканец Александр Бременский написал комментарий к Иоахиму, вокруг которого, в свою очередь, развилась собственная традиция иллюстрирования. Также на тему Апокалипса создавались поздние иллюстрации в Bible moralisée.

Большое значение для последующего периода имел английский Апокалипсис ок. 1230, школы миниатюристов Сент-Олбанса (Тринити-колледж). Это самый ранний и вероятно самый красивый раннеготический манускрипт. Он имел обилие иллюстраций (около 90) и мало текста на странице, включал истории из жития св. Иоанна, а также комментарии. Таким образом была создана традиция сосуществования текста, рисунка и комментариев. Позже была предпринята попытка превращения всего текста в цикл изображений, что способствовало сокращению количества сцен.

Этот и другие манускрипты его типа были богато украшены для королей и аристократических патронов, в основном англичан. Несколько из них по сути всего лишь сборники иллюстраций с подписями на латыни или французском, они включают последовательность рисунков с изображением чудес и финальной победы над Антихристом. Важное место, которое отводилось Антихристу, позже нашло отражение в фресках Страшного суда с апокалиптическими обертонами, написанными ок. 1500 в соборе Орвьето Лукой Синьорелли.

Также Апокалипсис подробно изображали на гобеленах (Анжерский гобелен, 1373-1380), на церковных порталах и витражах (Йоркский собор). Эта традиция, начатая в Сен-Дени и Шартре, продолжается в Реймсе, Амьене, Бове и Кельнском соборе, позволяя воспроизводить Небесный Иерусалим. В них была полностью отражена монументальность, присущая видениям Апокалипсиса. Анжерский гобелен был выткан в Париже в мастерской Николя Батальи для герцога Людовика Анжуйского. Картоны для них были созданы Жаном Бондолем из Брюге как копии рисунков из различных манускриптов школы Ла-Манша. Гигантский цикл включил 98 сцен и 800 кв. метров.

Только жалкие остатки фресок Чимабуэ (снятие печатей, ангелы с ветрами и Падение Вавилона) сохранились в верхней церкви Ассизи. Но Джусто де Менабуои создал энциклопедическую программу в падуанском баптистерии (1375-1378), и эти фрески особенно важни, потому что они перекликаются со Святой Троицей на хорах, а также с великим множеством (7:9), изображенном в куполе, которые иллюстрирует тему Всех Святых. В Италии, в предыдущей традиции, "Книгу Откровения" (7:9) читали на День Святой Троицы, но про воскрешение множества читали на День всех святых. Огромное восточное окно на хорах Йоркского собора Джон Торнтон из Ковентри (1405-8) заполнил 1799 кв. футами витражей. Их программа по богатству уступает только падуанской, поскольку она включает 27 панелей из Ветхого Завета и 81 панелей про 90 сцен Апокалипсиса.

Позднее Средневековье:

Около 1430 года в Голландии появился печатный с ксилографиями т.н. Blockbuchapokalypsen. В него вошло около 50 стр. по 2 илл. с выдержками из библейского текста и комментариями.

Возникновение книгопечатания позволила печатать региональные варианты. Т.н. Кельнская Библия (Kölner Bibel, около 1478 г.) впервые включила девять изображений Апокалипсиса, которые зависят от англо-французской живописной традиции. Содержимое всего Апокалипсиса уменьшилось до 9 ксилографий с 23 сценами. Кельнская Библия также является источником изображений в нескольких народных Библиях, таких как Библия Грюнингера (Grüninger-Bibel) из Страсбурга 1485 года.

В "Гентском алтаре" Яна ван Эйка (1432) видение Небесного Иерусалима занимает центральную часть, включая видение Иисуса и поклонение 144 тысяч Агнцу. Это 9.2–12, которые читались на службах 1 ноября. Поклонение всех святых Агнцу получает свое визуальное воплощение как результат литургии, принятой для Дня всех святых  в 835 году.

Ренессанс и барокко:

В 1498 году Альбрехт Дюрер создал Апокалипсис с 15 большими листами с текстом Библии. Дюрер создал концентрированное и динамичное видение, не проиллюстрировал, а обобщил. Фундаментально новое в его трактовке была индвидуальная, полемическая трактовка.

Такой подход вдохновил протестантскую иконографию, только что зародившуюся. Лукас Кранах продолжил дюрервский способ иллюстрирования в Библии Лютера 1522 года, опираясь на Дюрера, но не сохраняя эту обобщенность, а вернувшись к иллюстративности. Это, следуя духу Реформации, чисто текстовая информация на службе библейской интерпретации. Его продолжателями стали протестантские гравюры на дереве Маттиаса Герунга и Ганса Гольбейна (1523), Цюрихская Библия 1531 года, Burgkmair, Schaufelein, Альтдорферы (1533–34), Martin Schaffner (1534).

Со стороны католиков влияние ощутилось в Библиях, над иллюстрированием которых работали Martin l'Empereur (Антверпен, 1530) и Sebastian Gryphius (Лион, 1541). Гравюры Дюрера, перетолкованные как формальная идиома Школой Фонтенбло, вдохновило великолепную серию витражей в капелле Vincennes (1558).

Удивительно, Дюрер и его продолжатели вдохновили и создание первого апокалиптического цикла в православном искусстве - в монастыре Dionysiou на Афоне (1547). В православии эта книга считалась достаточно спорной, поэтому не иллюстрировалась. Поэтому вклад византийского искусства в иконографию Апокалипсиса оказался поздним и очень малым. Сохранился манускрипт Elizabeth Day McCormick Apocalypse XVII века с 69 иллюстрациями, где текст греческий.

Во время Контрреформации тема Апокалипсиса блекнет и отступает. В 1563 году Тридентский собор призывает к массовому искусству, которое бы понятно излагало основные таинства Церкви. "Эзотерический" и непонятный Апокалипсис не подходит для этой цели. За исключением Небесного Иерусалима, который во многих храмах становится лейтмотивом строительства (например, в Соборе св. Галлена).

Иногда в эту эпоху мотивы Апокалипсиса используются великими мастерами для отдельных изображений Падения ангелов или Девы.

Новое время:

В XIX веке в иконографии Апокалипсиса трудно найти новые импульсы. Популярная модификация старых мотивов иссякает, порой доходя до китча.

Художники, обращавшиеся к теме: Уильям Блейк в своих визионерских иллюстрациях, масштабные пейзажи маслом Джона Мартина и Фрэнсиса Дэнби. Бенджамин Уэст разрабатывал тему и в классицистической, и в позднебарочной эстетике. Иллюстрации в рафинированном стиле классицизм, который кажется в этой теме неуместным, исполнил Луиджи Сабателли. Небольшое количество иллюстраций в своей традиционной манере выполнил Доре.

В конце XIX века цикл гравюр исполнил Одильон Редон.

Одной из популярнейших тем является "Четыре всадника", которые приобретают совершенно независимую трактовку (Уильям Тернер, Фредерик Уоттс, А. Беклин). Эффектное воплощение темы находим в творчестве Виктора Васнецова в эскизах к неосуществленным росписям Киевского собора. Прерафаэлитов тема не интересовала, если не считать интереса Берна-Джонса к Страшному суду, про который он выполнил витраж.

На рубеже XIX и XX веков тема Апокалипсиса освобождается от зависимости от Церкви (см. гравюры P.F. Cosyn).

В дореволюционном русском искусстве появляются произведения, которые принято было трактовать в советском искусствознании, как предчувствие Первой Мировой войны, иллюстрированное с использованием тем Апокалипсиса. Это цикл картин Натальи Гончаровой, а также несколько экхатологических произведений Николая Рериха.

Две Мировые войны сделали Апокалипсис злободневной темой. Гравюры на дереве Карла Рёссинга - непосредственный результат Второй Мировой. Старые сюжеты внезапно становятся отражением реальных исторических событий. 27 литографий Макса Бекмана демонстрируют совершенно независимую трактовку мотивов. Другие художники: E. Georg (1943), G. de Pogedaïeff (1947–50), A. Collot (1952), G. de Chirico (1952),  H. de Waroquier (1955).

Анжерский гобелен вдохновил Jean Lurçat на создание гобелена для апсиды Notre-Dame-de-Toute-Grâce  (1947–48), где Дева и дракон.

Перевод: источник 1, источник 2 + авторский текст Софья Багдасарова.

Художники-иллюстраторы:
2-я пол. ХХ века

  • Boris Artzybasheff (1937?). Одна или несколько стильных ар-деко гравюр с элементами современного быта

  • Mario Barberis

  • Max Beckmann (1941). Цветное, похоже на Малявину

  • Gy. Szabo Béla (1977-1978).

  • William A. Blayney (1917-1986). Американский примитивист

  • Frederick Carter (1925). Иллюстрации к "Апокалипсису" Д. Г. Лоуренса

  • P.F. Cosyns. Гравюры в стиле Флоренского

  • !!! Gebhard Fugel. (1933). Цветные открытки

  • Ferdinand Gehr: Die Apokalypse von St.Gerold (1977). Примитивистские росписи в церкви

  • Friedrich Greiner. (1937).  Академическое книжное издание, гравюры

  • James Hampton's Throne of the Third Heaven. Наивное искусство, артефакты из мусора

  • Paul Mersmann (2010). Интересные акварели, книжная графика

  • Clara Rettich (1911). Цветные рисунки, стилизация под миниатюры

  • Arild Rosenkrantz. Несколько цветных "символистских" картин

  • !! Karl Rössing (1946/47). Гравюры на тему Второй Мировой войны

  • !! Georg Schlicht. Русский эмигрант, в духе раннего Рериха

  • Sidney Sime. Изящные тонкие гравюры

  • Rufino Tamayo. Apocalypse de Saint Jean. 1959. Цветные литографии

  • Hendrik Wiegersma (1936). Чб книжные заставочки

Конец ХХ - начало ХХI века

Tags: апокалипсис порционно
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Верхний пост

    Дорогой читатель! Это блог историка искусства Шакко (Софья Багдасарова). Здесь много весьма черного юмора, картинок про телесный низ и неожиданных…

  • Если вам нравится меня читать, то вы можете

    угостить меня виртуальным пивом, а мне будет приятно получить материальную благодарность за мой интеллектуальный труд. (вверху…

  • Рубенс и его копипастеры

    Чего хорошего в Рубенсе находили его современники, а также следующие поколения? Нам, чей глаз испорчен модельными фигурами анорексичных нимфеток,…

  • Карикатуры про кринолины

    На первой: у девушки загорелся кринолин. Вызывайте пожарных! Сзади уже кто-то спешит с ведром воды. Еще картинки: Цикл "Опасности…

  • Мотоцикл в искусстве

    1929 год. Весьма "оптимистичненько", да? Еще парочка: Часовня св. Георгия в Австриии Рекламная афиша эпохи ар-деко…

  • Интересная возможность погрузиться в мир современного искусства

    Выставка "Генеральная репетиция" в Музее современного искусства на Петровке, Москва. До 16 сентября. В основе «Генеральной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments