Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Дочь императора Павла, которая родилась, когда он был уже в гробу

Любопытный эпизод из истории династии Романовых. Посмертный ребенок "Русского Гамлета", тайна, окружающая личность его матери, попытка унижения Александра I и невероятная доброта императрицы, которая чуть было не потеряла трон из-за чужого ребенка.



При разгадывании моих загадок оказалось, что мало кто помнит историю об этом несчастном ребенке, который прожил всего около двух лет.

Марфа Павловна Мусина-Юрьева родилась в начале лета 1801 года, через несколько месяцев после смерти своего отца, убитого в Михайловском замке в марте того же года.

Откуда взялся этот ребенок?

Николай Греч пишет: "Здесь скажем в скобках, что последние роды императрицы Марии Федоровны (великим князем Михаилом Павловичем) были очень трудны, и медики объявили, что она едва ли перенесет другие, если б ей случилось забеременеть. Павел и прежде не строго держался супружеской верности; теперь охотно отказался от брачного ложа. Патентованной его фавориткой была княгиня Анна Петровна Гагарина, урожденная княжна Лопухина, прозванная Благодать. Это было ему мало для удовлетворения физических потребностей. Решили промыслить ему любовниц нижнего этажа, и выбрали двух молодых, хорошеньких прачек с Придворного Прачешного Двора. Вскоре они забрюхатели.

И вот князь Куракин препроводил к Обольянинову бумагу, в которой говорилось, что император призвал его, князя Александра Борисова сына Куракина к себе, объявил ему, что такие-то девы носят плоды трудов его, что таковые плоды имеют называться графами Мусиными-Юрьевыми, иметь по стольку-то тысяч душ, такой-то герб, такие-то права и пр. На случай рождения девочек также постановлялось, чем им быть и слыть. Разумеется, что все это кануло на дно".

Павел Первый на рисунке Сальватора Тончи незадолго до своей смерти


Натан Эйдельман обнаружил подлинный документ о будущем рождении внебрачных детей Павла; он составлен всего за 18 дней до цареубийства:
«Нижеподписавшийся вице-канцлер кн. Александр Куракин, быв призван 21 февраля 1801 года его императорским величеством, имел честь стоять перед лицом его в Михайловском замке и в почивальне его и удостоился получить изустное объявление, что в скором времени ожидает рождения двух детей своих, которые, если родятся мужеска пола, получат имена старший Никита, а младший Филарет и фамилии Мусиных-Юрьевых, а если родятся женска пола, то … старшая Евдокия, младшая Марфа — с той же фамилией. А воспреемником их у св. купели будет государь и наследник цесаревич Александр Павлович и штатс-дама и ордена св. Иоанна Иерусалимского кавалер княгиня Анна Петровна Гагарина».

Никита, Филарет, Евдокия и Марфа -- это имена родоначальников династии Романовых, родителей и дедов первого царя Михаила Фёдоровича. "Юрьевы" -- это одно из прозваний этой боярской династии, а вот откуда "Мусины" -- непонятно.

Марфа Романова (Шестова) -- мать Михаила Федоровича


Далее Эйдельман анализирует выбор высокопоставленных восприемников и политическое значение акта: «как видно, в ход пущены главнейшие лица и санкции. В том же документе расписано, что крестить будущих детей в церкви Михайловского замка; их жалуют по 1000 душ на каждого и гербом. Два старших сына Павла, а также Строганов, Нарышкин и Кутайсов подписали вместе с Куракиным и Обольяниновым эту удивительную бумагу, которую поздний биограф Павла объяснял „боязнию грядущего“. Эпизод формально не имел больших последствий: одна из возлюбленных Павла, камер-фрау императрицы Юрьева, на власть не претендовала; вскоре родились две девочки, но прожили недолго.

Однако высокая торжественность необычного акта, не покрывавшего, но, наоборот, открывавшего грех и явно унижавшего Марию Федоровну, привлечение к церемонии наследника — все это имело, по мнению Павла, воспитательный, назидательный характер. Здесь иллюстрация безграничной возможности обходить многие принятые правила, та степень самовластия, при которой, скажем, права Александра ничтожны и легко могут быть подобным актом сведены на нет.

История эта быстро распространилась, очевидно направленная заговорщиками в нужном смысле (она вошла как достаточно существенная и в хронику Гёте). Прежде всего резко усилились старые разговоры о перемене царицы»

Французская гравюра со сценой убийства Павла I, 1880-е


Ребёнок родился уже после убийства Павла, и его крестными родителями, скорее всего, те высокопоставленные персоны, которых выбрал Павел, не стали. Тем не менее, волю отца в пожаловании внебрачной сестре дворянства и имения Александр I исполнил. Всю свою жизнь (она прожила только два года) Марфа Мусина-Юрьева воспитывалась в Павловске под присмотром императрицы Марии Федоровны -- вдовы своего отца. Мария Фёдоровна обожала детей, в том числе чужих, и много сделала для того, чтобы привести в порядок систему сиротских приютов во всей империи, была попечителем многих женских учебных заведений и так далее. Очень много работала, по сути, как министр по делам несовершеннолетних и по женскому образованию.

В РГИА сохранились документы, определяющие положение незаконной дочери Павла. 1 августа 1801 г. двумя именными указами нового императора Александра I она возведена в дворянское достоинство, ей были пожалованы деревни в Острогожском уезде Псковской губернии и герб с девизом «Сила Божия в немощи совершается».



Но девочка умерла 2-хлетней, как это очень часто бывало в то время, детская смертность была огромной. Пожалованные ей имения вернулись в казну, а накопившиеся с них доходы, по повелению императора и императрицы, перечислили ее матери, о чем сохранились документы: "капитал, составленный из доходов с имения покойной девицы Марфы Мусиной-Юрьевой, и с накопившимися на оный по день выдачи процентами, выдать ея матери надворной советнице Вакар".

Эта Мавра Исидоровна Вакар, в девичестве Юрьева — была не прачка, а персона рангом повыше, камер-фрау императрицы Марии Фёдоровны. Пишут, что от императора она понесла, еще будучи незамужней, а потом ей устроили брак. Мужем стал белорусский дворянин Вакар Алексей Григорьевич (1773—1843), бывший ротмистр польской армии, служивший в конторе генерал-рекетмейстера в должности переводчика. В браке с ним она родила 8 детей, никто из которых ничем в русской истории не отметился. UPD: Модест Алексеевич был генерал-майором, а Платон Алексеевич тайным советником, одно время был заместителем Ф.И. Тютчева в цензуре. Но наиболее они известны как попечители П.И. Чайковского.

***

Документы о деньгах (как это обычно и бывает), служат, пожалуй, наиболее надежным доказательством того, что именно она была матерью. Но всплывают и какие-то другие имена, например, некая "Любовь Багарат". Кто такая, почему не знаю?

Или вот реально только что вычитала совсем бредятину, что "имеются косвенные данные о том, что что материнство могло принадлежать другой фрейлине Марии Федоровны — Борщовой Наталье Семеновне (1758—1843), которая была близкой подругой фрейлины Е. И. Нелидовой, фаворитки Павла I, отстраненной им от двора в 1798 году в замок Лоде, близ Ревеля. Возможно, Юрьевой передали ребенка на воспитание, что было обычной практикой, применяемой для бастардов в семье российских монархов".

Нелидова (в зеленом), Борщова (в черном) - на портретах Левицкого из цикла "Смолянки"


Это вообще бредятина -- Борщова к тому времени была много лет прочно замужем, родила 7 детей, и вообще ей было 43 года, для тех времен потасканная старушка, внуки у нее небось были уже (старшего сына она в 1777 году родила).

В общем, вот такая вот историческая миниатюра. Если б Пикуль об этом написал, то помнили бы намного больше народа.
Tags: романовы
Subscribe

Posts from This Journal “романовы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →