Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Директора Гентского музея отстранили за вранье по поводу русского авангарда

"На чрезвычайном заседании Совета городского искусства города Гент сегодня вечером Катрин де Зегер была отстранена от работы на посту главы Гентского музея 10:2 голосами из-за разрушения репутации Музея изящных искусств Гента выставкой поддельного авангарда, а затем за дьявольскую ложь, которой она пыталась защитить себя.

Иосиф Бакштейн, который почему-то нанял это надменное ничтожество, чтобы курировать Пятую московскую биеннале современного искусства в 2013 году, был недоступен для комментариев". источник - Саймон Хьюит, редактор The ArtNewspaper
Куски оттуда, гуглпереводчик:

Во время ее отсутствия куратор Йохан Де Смет берет на себя управление музеем.

Зегер не появилась на заседании экстренной сессии. Она также не представила документы, которые просили члены комитета по культуре.

С удалением де Зегер появилась возможность для допуска всеобъемлющего внешнего аудита, при котором все сотрудники смогут свободно говорить о функционировании музея. Затем они также могут рассказать, тщательно ли музей изучил предысторию коллекции
Топоровского. Заседание комитета по культуре было созвано сегодня по случаю экстренной необходимости после известий в этой газете о том, что директор музея Кэтрин де Зегер солгала комитету культуры Гента. (...)

Городской советник Карлин Дейне разочарован. «Даже сейчас, когда факты ясны, город хочет перейти к временному прекращению сотрудничества с миссис Де Зегер. (...). Под видом неприкосновенности частной жизни г-жа Де Зегер не хотела, чтобы какой-либо документ был доступен, и городской совет просто смирился с этим». (...)

Она не уволена, а отстранена до объявления результатов аудита, и до тех пор будет являться просто госслужащим города Гент.

***

на феерическом вранье ее сегодня поймали вот так (статья на нидерландском, сорри за гуглперевод)

Де Зегер солгала политикам Гента
Два международных эксперта, авторитетом которых прикрывалась Кэтрин де Зегер, никогда не изучали коллекцию Топоровского.

«В течение шести месяцев музей изучал коллекцию», - сказала Кэтрин де Зегер, директор Музея изящных искусств, в понедельник вечером на заседании Комитета по культуре города Гента. «В течение этого периода были задействованы два сторонних эксперта. Магдалена Дабровски и Ноэми Смолик пришли в такой восторг, что хотели сделать выставку с этими работами. У меня есть концепты и я могу показать вам документы.

Однако ни один из этих экспертов не подтвердил, что получили запрос на экспертизу, не говоря уже о том, что они ее выполнили. Более того, оба они посоветовали Де Зегеру не марать руки в этой коллекции. Лишь один кусочек в заявлении был правдой. «Я давно знаю Кэтрин, - говорит Ноэми Смолик по телефону из Германии. «Я писала тексты для выставки на Московской биеннале. Мы задумывались о выставке русского авангарда. Этот план обдумывается уже три года. Вполне возможно, что Кэтрин представляла коллекцию Топоровского как часть этого плана. Возможно, та старая идея - это и есть те концепты, на которые она ссылается".

Тем не менее, не было никаких запросов о новых исследованиях. «Я никогда не получала просьбу об их экспертизе, - говорит Смолик. «Я впервые увидела коллекцию, когда ее уже выставили в музее. У меня сразу возникли сомнения в ней. Впоследствии, до Рождества, меня пригласили в дом Топоровского с несколькими другими людьми. Там было еще больше произведений искусства. Когда он начал рассказывать нам о происхождении этих работ, я нашла некоторые истории маловероятными. Мне бросилось в глаза, что по некоторым деталям он ничего не мог уточнить. Тогда я подумала: это не может быть правдой".

Возмущение

Магдалена Дабровски, которая работала в МОМА в Нью-Йорке в течение 24 лет и 10 лет в музее Метрополитен, говорит, что она «более чем шокирована», что они были названы в качестве экспертов этой коллекции. «Она это сказала? Перед всеми этими политиками? Невероятно, что кто-то озвучивает настолько ​​неверную информацию миру», - говорит она по телефону из Парижа. «Я знаю Кэтрин по Нью-Йорку, но мы не виделись, по крайней мере, десять лет. Она никогда не сообщала мне об этой выставке. Она никогда не спрашивала меня о ней мнение. Я видела коллекцию в мае 2017 года, потому что друг познакомил меня с домом Топоровского. Тогда музей уже принял решение".

«Я была озадачена всем этим искусством в том доме, - говорит Дабровски. «Никогда раньше я не видела трехмерной работы Малевича. Я подумала, что это странно. Затем появилась история о семье художника Певзнера, с которой в родстве Ольга Топоровская, и которая покинула страну со своим собранием. Моя бабушка бежала из России в 1924 году. Поверьте мне, она даже не смогла захватить фарфоровую чашку. Я смотрела на все это искусство и думала: почему я никогда не слышал об этих произведениях? За последние десятилетия никто не возникал с такой коллекцией".

Оба международных специалиста посоветовали Кэтрин де Зегер не работать с коллекцией Топоровского. «Кэтрин знала, что в арт-кругу много людей, у которых были сомнения, - говорит Ноэми Смолик. «Я была удивлена, что она выставила эти картины. Но она была так уверена в своем деле. После этого ужина у Топоровских я сказала ей, что не верю в них. В то время выставка уже работала в течение двух месяцев. Затем она начала сомневаться. Для внешнего мира де Зегер упорно поддерживала эту веру".

28 ноября Дабровски посетила Гент. «Это был свершившийся факт, работы висели на стенах», - говорит она. «Еще больше посетителей толпилось вокруг Топоровского, поэтому я предпочла оставаться сдержанной. Затем я сказала Кэтрина, что работы должны быть проверены на происхождение и должны пройти химический анализ. Она должна была это сделать заранее".

Не последний сюрприз

Для Дабровски это был не последний сюрприз в истории. «11 января друг прислал мне пресс-релиз из Москвы. Он сделал это, потому что мое имя стояло в нем, сразу после фамилии Топоровского. Затем я подпрыгнула. Я была упомянута как член научного комитета Фонда Дилегхема. Но меня никогда не просили о таком. В январе я получила несколько фото картин - других работ, кроме произведений с гентской выставки. Всего около девяноста. Казалось, что все полотна имели однозначную схожесть с известными работами этого художника. Я посмотрела на них и подумала: нет, это ненормально.

Игорь и Ольга Топоровски всегда утверждали, что они не хотят иметь ничего общего с арт-рынком, и имеют только научные намерения. Это, похоже, не соответствует свидетельству Ноэми Смолик. «После того, как я была гостем у Топоровских, я получила фото картины Франтишека Купки. С вопросом, знаю ли я кого-нибудь, кто хотел его купить".

***

Вот предыдыдущий выпуск этой увлекательной истории, кто пропустил.
Tags: art & crime - ГЕНТ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 112 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →