Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Натали Палей: муза книг и ароматов

Французская манекенщица и актриса, внучка императора Александра II. Возлюбленная Кокто, Сент-Экзюпери и Ремарка. Еще  одна красавица-эмигрантка и ее портреты.




Отрывок из статьи Елены Прокофьевой:

...К Натали сватались, но она отказывала всем, хотя не скрывала, сколько удовольствия доставляет ей, когда ею любуются, восхищаются, когда отдают должное ее красоте, а тем более — ее уму, ценят ее как собеседника. Младшую из сестер Палей интересовали мужчины необычные, интеллектуальные, творческие. Происхождение же не имело для нее никакого значения.

Натали Палей познакомилась с Габриэль Шанель, и та в 1926 году рекомендовала ее в модный дом Люсьена Лелонга. Тридцатишестилетний Лелонг был ослеплен совершенством двадцатилетней Натали, ухаживал за ней и добился согласия на брак. Для ее матери это было страшным ударом, все родственники были шокированы, газетчики иронизировали относительно брака между русской княжной и французским кутюрье: «Ножницы подровняли княжескую корону».

Люсьен Лелонг

Кутюрье Люсьен Лелонг


Но Натали и Люсьен были вполне довольны. Счастливы — нет. Потому что Натали никогда не любила своего мужа. Ей просто было с ним интересно. Ей нравилось, что она стала его музой, что отныне модели платьев и духи Люсьен посвящал ей. (...)

Возможно, самым главным для Натали было то, что рядом с Лелонгом она обрела свободу для знакомства с другими мужчинами. Нет, страстной она не была, и большинство ее романов, скорее всего, остались платоническими, что и породило слух о насилии, которому она подверглась в большевистской России. Натали интересовала духовная сторона любви, тот восторг, который она может вызвать в мужчине. А восхищались ею все, кто ее видел.


Анри Бернстенн писал о ней для «Vouge»:
«До обеда в лыжном костюме, с короной золотых кос на голове, она напоминала юного лучника, хрупкого и торжествующего… два часа спустя в пленительном, черном с белым платье — удлиненную, утонченную вазу, которая вот-вот станет совершенством и застынет навсегда».


Натали Палей

Пока была жива мать Ольга Валериановна, Натали хотя бы соблюдала видимость благопристойности. Но княгиня Палей умерла после того, как в СССР был устроен аукцион личных вещей из особняков ее мужа. Она пыталась судиться за право собственности на эти вещи, она отдала последние средства на адвокатов, а когда проиграла — сдалась болезни. Ее не стало в ноябре 1929 года.

Без матери Натали больше не чувствовала себя обязанной хоть в каком-то смысле соответствовать образу русской великой княжны. Она стала появляться в ночных клубах и на карнавалах, ее видели пьющей водку и сидящей в ресторанах с мужчинами, которые явно сгорали от страсти к ней. Она флиртовала — и ей приписывали измены. Но сами же ее поклонники оправдывали Натали, обвиняя ее в холодности.


В нее был влюблен французский писатель Поль Моран. Натали играла с ним в любовь, как он жаловался друзьям — «ласкала его раскаленным железом», а потом призналась:
«Я люблю тебя в той же мере, в какой не хочу тебя».

Серж Лифарь

В нее был влюблен Серж Лифарь, гениальный танцор, любовник великого русского антрепренера Сергея Дягилева, идеолога и организатора «Русских сезонов», сделавших модным все русское. Лифарь оставался подле возлюбленного во время его последней болезни и до кончины, несмотря на то, что Дягилев ждал другого и тосковал о другом… Лифарь регулярно посещал могилу Дягилева на острове-кладбище Сен-Микеле. С Натали он познакомился, как утверждают, именно возле могилы, 19 августа 1930 года, на годовщину смерти Дягилева. Горе Лифаря было еще острым, но столь же острым было для него, творческого человека, восприятие красоты.

Современники не сомневались в том, что Натали Палей и Серж Лифарь — любовники. Возможно, она действительно смогла стать единственной женщиной в его жизни, от которой он буквально сходил с ума. Но если физическая близость между ними и существовала, то недолго. Натали отвлеклась на других поклонников, и Лифарю оставалось лишь одно: быть ее другом, чтобы иметь возможность говорить с ней и любоваться ею.


Лифарь говорил о Натали:
«Она была самым красивым оружием в мире».


Он считал, что любовь к Натали может быть такой же смертельно опасной, как оружие...


На рисунке Сесиля Битона.

***

Эта очень большая статья целиком лежит на сайте "Фрагрантика" вот тут, читайте дальше, там куча иллюстраций.

Вообще это парфюмерный сайт, поэтому в тексте много не только про биографию этой дамы, но и про предпочитаемые ею ароматы.  Вообще у уважаемой Елены Прокофьевой (dolorka) там целый цикл подобных статей (ссылка на страницу автора). Например: Вивьен Ли и ее ароматы или Тубероза для Роми Шнайдер.

А для другого сайта она написала цикл статей о балеринах и других русских женщинах и об их духах, например: "Восточные ароматы Тамары Карсавиной", "Духи Анны Ахматовой". про Анну Павлову, про  Цветаеву и духи в честь Бонапарта и др.  (полный список можно посмотреть наверно так).

В общем, девочки, читать не перечитать!

Tags: эмигранты
Subscribe

Posts from This Journal “эмигранты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →