Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Иоанна Богослова Откровение (Текст, Язык, Датировка) // Православная энциклопедия-1


«Откровение св. Иоанна Богослова» — последняя книга Нового Завета и всей христианской Библии. В рукописной традиции встречается не менее 60 вариантов ее наименования (Hoskier. 1929. Vol. 2. P. 25-27). В самых ранних рукописях (Синайском () и Александрийском (А) кодексах) содержится краткое заглавие ᾿Αποκάλυψις ᾿Ιοάννου (Откровение Иоанна).

Последнее место в новозаветном каноне «Откровение» занимает в абсолютном большинстве рукописей. В двух сирийских рукописях XII-XIII веков, а также в комментарии на Новый Завет Дионисия бар Салиби († 1171) «Откровение» стоит после Евангелий. Таково же, видимо, было положение «Откровения» в Безы кодексе (D), в котором этот текст не сохранился (Мецгер. 1996. С. 288).

Последнее место «Откровения» в новозаветном корпусе обусловлено жанровым своеобразием и эсхатологической тематикой книги. Вместе с тем такое расположение имеет и определенное символическое значение, ибо в «Откровении», особенно в последней главе, содержится ряд явных аллюзий на первые главы книги Бытие, благодаря чему создается своего рода обрамление всего Священного Писания.

ТЕКСТ

Оригинальный греческий текст «Откровения» засвидетельствован меньшим числом рукописей, нежели текст других книг Нового Завета, к тому же во многих рукописях «Откровение» не часть общего новозаветного корпуса, а входит в состав сборников разнородных текстов. Кроме того, рукописи, признаваемые текстологами важнейшими свидетелями текста для других книг Нового Завета, оказываются не столь значительными с точки зрения реконструкции текста «Откровения», и наоборот, первостепенное значение здесь приобретают манускрипты, не относимые к числу важнейших для других книг Нового Завета.


Видение небесного престола. Миниатюра из Апокалипсиса с толкованиями Андрея Кесарийского. 1799 г. (РГБ. Ф. 247. № 802. Л. 4 об.)

Текст «Откровения» засвидетельствован в ранних греческих рукописях (в папирусах 6, в унциалах 11, в минускулах 293 — см.: Aune. 1997. P. CXL-CXLVIII), патристических цитатах и древних переводах.

Папирусы:

  • Ƥ 18 (кон. III - нач. IV в.; Откр 1. 4-7); Ƥ 24 (нач. IV в.; Откр 5. 5-8; 6. 5-8); Ƥ 43 (VI-VII в.; Откр 2. 12-13; 15. 8 - 16. 2); Ƥ 47 (кон. III в.; Откр 9. 10 - 17. 2); Ƥ 85 (IV-V в.; Откр 9. 19 - 10. 1, 5-9); Ƥ 98 (II в.?; Откр 1. 13-20).

Унциалы:

  • (01) (Синайский кодекс, IV в., полный текст И. Б. О.), А (02) (Александрийский кодекс, V в., полный текст «Откровения»), С (04) (кодекс Ефрема Сирина, V в.; Откр 1. 2 - 3. 19; 8. 1-4; 11. 4 - 16. 2; 21. 22 - 22. 21), P (025) (Порфириев кодекс, IX в.; содержит 1. 1 - 16. 11; 17. 2 - 19. 20; 20. 10 - 22. 5) , 046 (X в.; полный текст «Откровения»), 051 (X в.: Откр 11. 15 - 13. 1; 13. 3 - 22. 7; 22. 15-21), 052 (X в.; Откр 7. 16 - 8. 12), 0163 (V в.; Откр 16. 17-19), 0169 (IV в.; Откр 3. 19 - 4. 3), 0207 (IV в.; Откр 9. 2-15), 0229 (VII-VIII вв.; Откр 18. 16-17; 19. 4-6).

Из 293 минускулов 98 содержат тексты комментариев на «Откровение».

Важнейшими рукописями для реконструкции истории текста «Откровения» признаются унциалы A, C и минускулы 2053, 2062 и 2344 (Aland K., Aland B. 1989. S. 251). Свидетельство более ранних папируса Ƥ 47 и унциала имеет второстепенное значение.

Значительная часть цитат из «Откровения» в церковной письменности является более древней, чем текст большинства рукописей. Сохранилось большое количество цитат в трудах доникейского периода. Однако патристические цитаты, будучи важными для реконструкции текста «Откровения», в процессе копирования рукописей зачастую корректировались по более поздним типам текста.

Текст «Откровения» засвидетельствован в ряде древних переводов (о древних переводах см. в статье Библия). Латинский перевод «Откровения», вошедший в состав Вульгаты, очень близок к старолатинской версии, возникшей ко 2-й половине II — начале III века. Второй по древности является коптская версия: на саидский диалект «Откровение» было переведено в III-IV веках, на бохайрский — в IV веке. Армянский перевод был сделан в V веке; относительно языка его исходного текста в науке были разные точки зрения: Ф. Конибир (Conybeare. 1907) высказывался в пользу латинского оригинала с последующей ревизией на основании греческих рукописей, Дж. Молитор (Molitor. 1971, 1972) — в пользу греческого. Эфиопский перевод выполнен в период между 550 и 650 годами с греческого языка, впоследствие претерпел влияние саидской и арабских версий (Hofmann J. 1963; Idem. 1969).

Переводы «Откровения» на сирийский и грузинский языки выполнены значительно позже переводов на эти языки других книг Нового Завета, что, очевидно, связано со сложностями церковной рецепции «Откровения» на христианском Востоке. На сирийском языке «Откровение» впервые появляется только в Филоксеновой версии 508 года, а впоследствие входит и в основанную на ней версию Фомы Гаркельского 616 года. Грузинский перевод выполнен не позднее 978 года настоятелем афонского Иверского монастыря преподобным Евфимием Святогорцем. Языком исходного текста, вероятно, был греческий, хотя в переводе есть и следы влияния Филоксеновой сирийских и армянских версий «Откровения» (Мецгер. 2002. С. 213; Birdsall. 1978).

ЯЗЫК

«Откровение» отличается заметным своеобразием. Помимо ряда конструкций, которые можно отнести к стилистическим шероховатостям или нехарактерным для греческого языка оборотам, встречается большое количество прямых отступлений от норм классической греческой грамматики, на что еще в III веке обратил внимание александрийский епископ святитель Дионисий Великий. По его словам, автор  «Откровения» «пишет по-гречески неправильно… и делает ошибки в языке» (Euseb. Hist. eccl. VII 25. 26; о языке  «Откровения» см.: Charles. 1920. Vol. 1. P. CXVII-CXLIX; Mussies. 1971; Idem. 1980; Aune. 1997).

Несоответствия правилам очевидны в использовании падежей, согласовании в числе, лице и роде, использовании грамматического времени и наклонений, сочетании причастия и личной формы глагола в простом предложении. Наглядный пример особенностей языка «Откровения» дает текст Откр 1. 4b-6 (букв. перевод: «Благодать вам и мир от Сущий и Был и Грядущий и от семи духов, находящихся перед престолом Его, и от Иисуса Христа, свидетель верный, первенец из мертвых и владыка царей земных. Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших кровью Своею, и соделал нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь»).


Заставка в кн. Откровение Иоанна Богослова из Библии Сан-Бениньо. XII в. (Публичная б-ка в Дижоне. Ms. 2. Fol. 470v)

На вопрос о природе этих особенностей языка исследователи отвечают по-разному. Некоторые указывают на обстоятельства написания книги: автор находится в изгнании, откровения даются в видениях и обстоятельства не позволяют ему спокойно и тщательно все записать и обработать текст (Кассиан (Безобразов). 2001; Ladd. 1972. P. 7-8).

Более распространено, однако, объяснение чисто филологического характера. По мнению английского библеиста Р. Чарлза (Charles. 1920. Vol. 1. P. CXLIII), текст «Откровения» несет печать семитского происхождения автора, который, будучи евреем, писал по-гречески, но думал на родном (еврейском или арамейском) языке. С. Томпсон квалифицирует язык «Откровения» как «иудейский греческий» (Thompson S. 1985).

Гипотезы о существовании арамейского (Torrey. 1958) или древнееврейского (Scott. 1928) оригинала «Откровения» признания не получили. Некоторые авторы указывают на то, что многие особенности стиля и словоупотребления «Откровения» соответствуют таковым в переводе LXX, и поэтому их уместнее было бы квалифицировать не как семитизмы, а как «септуагинтализмы» (Schmidt. 1991). По мнению С. Портера (Porter. 1989), язык «Откровения» с его семитскими особенностями следует рассматривать в широком контексте греческого языка эллинистического периода как один из его пластов.

Для языка «Откровения» характерно, однако, не просто наличие солецизмов (синтаксически неправильных оборотов речи, не искажающих смысла высказывания), но сочетание правильных и неправильных оборотов. Большинство ученых предполагает, что автор книги употребляет последние сознательно, создавая свой особый стиль. Многие считают, что Иоанн стремился таким образом придать тексту библейско-пророческий колорит (Lohmeyer. 1926; Ozanne. 1965). Г. Бил (Beale. 1999) рассматривает солецизмы «Откровения» как указания на ветхозаветные аллюзии в этих местах текста. А. Каллахан (Callahan. 1995) на основании примеров из литературы стран третьего мира постколониальной эпохи квалифицирует язык «Откровения» как средство протеста против господствующей имперской системы власти и культуры, сознательно избранное автором.

ДАТИРОВКА

«Откровение»  было написано не позднее начала II века, так как его знал уже Папий Иерапольский (умерший в 130-140 годах), а мученик Иустин Философ ссылался на «Откровение»  в «Диалоге с Трифоном Иудеем», который имел место вскоре после иудейского восстания Бар-Кохбы в 132-135 годах после Рождества Христова (Iust. Martyr. Dial. 1. 3; 9. 3).

Самое раннее относящееся к датировке «Откровения» прямое свидетельство содержится у священномученика Иринея Лионского, который говорит о получении апостолом Иоанном откровения в конце правления императора Домициана (81-96 годы н.э.) (Iren. Adv. haer. V 30. 3; Euseb. Hist. eccl. III. 18. 3). Эта датировка была принята и другими древними авторами (Vict. Petav. Comm. in Apoc. 10. 11; 17. 10; Euseb. Chron. // PG. 19. Col. 551-552; Hieron. De vir. illustr. 9). Иные ее варианты не получили широкого распространения. Епифаний Кипрский (Epiph. Adv. haer. [Panarion]. LI 13. 33) относил ссылку апостола Иоанна на Патмос ко времени императора Клавдия (41-54 годы н.э.), а блаженный Феофилакт Болгарский (Theoph. Bulg. In Ioan. Prooem.) писал, что апостола Иоанна сослали «спустя тридцать два года по вознесении Христовом», то есть при императоре Нероне (54-68 годы н.э.; указание блаженного Феофилакта может относиться к 61-65 годам).

Представленную священномучеником Иринеем датировку «Откровения» концом правления Домициана, то есть серединой 90-х годов I века н.э., принимало большинство авторов до XIX века, когда широкое распространение получила датировка концом 60-х годов.

В XX веке большая часть исследователей вернулась к традиционному взгляду на время возникновения «Откровения», однако сторонников имеет и преобладавшая в XIX веке точка зрения (Robinson. 1976; Bell. 1978; Wilson. 1993; Gentry. 1997; Slater. 2003; Smalley. 2005; Kooten. 2007). Другие варианты поддерживаются немногими авторами, и поэтому проблему датировки можно свести к выбору между поздней (середина 90-х годов, или, шире, конец I века) и ранней (конец 60-х годов, во всяком случае до разрушения Иерусалима в 70 году).

Свидетельство самой книги не позволяет сделать вывод о безусловной верности какой-либо из двух датировок. Те места, которые можно было бы рассматривать как указания на время создания «Откровения», допускают различное толкование. В Откр 11. 1-2 говорится о том, что Тайнозритель должен измерить храм и «поклоняющихся в нем». Сторонники ранней датировки видят здесь указание на еще стоявший Иерусалимский храм, разрушенный римлянами только в 70 году. Однако большинство авторов (как древних, так и современных) понимают эти слова символически.

В Откр 17. 7-11 описывается «зверь», на котором сидит «великая блудница» (17. 2), а его головы отождествляются с 7 царями, из которых «пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, недолго ему быть» (17. 10). При отнесении образа зверя к Римской империи — этот взгляд разделяется большинством современных экзегетов — в его головах естественно видеть именно римского императоров, и тогда вопрос датировки сводится к определению того, кто этот 6-й царь, который «есть» и при котором соответственно написана книга. Однако дать однозначный ответ на этот вопрос практически невозможно.

Во-первых, отсутствуют четкие критерии для определения того, кто должен считаться 1-м царем, и следует ли включать в подсчет императоров Гальбу, Отона и Вителлия, правивших после смерти Нерона в общей сложности менее полутора лет. Во-вторых, неясно, является ли число царей (7) историческим или символическим. Если первым царем считать Октавиана Августа или Юлия Цезаря при условии, что учитываются и 3 императора, правившие после Нерона, то 6-м получаются Гальба (правил с июня 68 по январь 69 года) или Нерон (54-68 годы). Если считать Августа 1-м царем и не учитывать Гальбу, Отона и Вителлия, тогда 6-м оказывается Веспасиан (69-79 годы).


Видение ап. Иоанна Богослова. Икона. 3-я четв. XV в. (ВГИАХМЗ)

Первые два варианта безусловно благоприятствуют ранней датировке «Откровения», а 3-й ее допускает. Но некоторые исследователи за точку отсчета предлагают принять смерть и воскресение Иисуса Христа как события, определяющего богословие «Откровения» (Collins A. 1984; Prigent. 2000). Первым по счету царем при таком подходе может рассматриваться либо Тиберий, при котором Христос был распят, либо Калигула, который был первым императором, взошедшим на престол после этого события. Если первым царем считать Тиберия, то в случае учета трех императоров, правивших после Нерона, шестым оказывается Отон (правил с января по апрель 69 года), а без них им будет Тит (79-81 годы). Если первым царем принять Калигулу, шестым является либо Вителлий (правил с апреля по сентябрь 69 года), либо Домициан. Отон и Вителлий в роли шестого царя соответствуют ранней датировке «Откровения», Тит в строгом смысле слова не соответствует ни ранней, ни поздней, и лишь делающий Домициана шестым царем вариант с Калигулой как первым царем (при пропуске Гальбы, Отона и Вителлия) соответствует поздней датировке.

Наконец, выдвигалась гипотеза, согласно которой первым императором должен считаться гонитель христиан Нерон (Garrow. 1997). При таком подходе шестым царем оказывается Тит (79-81 года), а в случае пропуска трех императоров —  Траян (98-117 годы).

В целом эти подсчеты больше благоприятствуют ранней датировке. Однако многочисленность вариантов и гипотетический характер любого из них не позволяют использовать свидетельство Откр 17. 10 для окончательного решения вопроса о времени написания «Откровения».

Небесспорным является также лежащее в основании этих подсчетов убеждение, согласно которому 7 царей «Откровения» точно соответствуют 7 римским императорам. Даже если исходить из того, что книга написана при шестом царе, контекст фразы 17.10 ясно указывает на то, что в центре внимания Иоанна находится отождествляемый со зверем восьмой царь, который «и из числа семи, и пойдет в погибель» (17. 11). Прочие цари представляют собой лишь среду, из которой он выходит. Седмеричное число царей может иметь характерное для «Откровения» символическое значение полноты и завершенности (Caird. 1966; Sweet. 1979; Biguzzi. 2004). Наконец, под царями вообще можно понимать не римских императоров, а сменяющие друг друга царства (точка зрения, представленная у Андрея Кесарийского).

В датировке «Откровения»  важную роль играет оценка приведенных в книге сведений о мире, в котором живет Тайнозритель, прежде всего о жизни христиан. На вопрос, какому периоду истории христианской Церкви и Римской империи соответствует описание современной автору действительности, однозначного ответа нет ввиду сложности соотнесения образов «Откровения» с историческими реалиями.

Тем не менее, по мнению большинства исследователей, послания 7 церквам свидетельствуют о том, что христианские общины к моменту написания книги существуют уже достаточно долго, так что их современное состояние может противопоставляться первоначальному (Откр 2. 4, 19). В отдельных церквах отмечается серьезный упадок духовной жизни (3. 1-2, 15-17). Внутри некоторых общин существуют разделения как следствие проповеди лжеучителей, именуемых «николаитами» и «женой Иезавелью» (2. 6, 15, 20). Вероучительные аспекты этой деятельности не затрагиваются, она лишь названа введением в соблазн «любодействовать и есть идоложертвенное» (2. 14-15, 20). Данная характеристика, по мнению большинства ученых, указывает на компромисс с окружающим языческим миром, в частности на допущение участия христиан в различных проявлениях языческой религиозности. Церкви живут в обстановке конфликта с иудейством (испытывая со стороны последнего «злословие» — 2.9; 3.9), притеснения (христианам угрожает ввержение в темницу — 2.10), в одном случае упомянуто мученичество (2.13).

В будущем прозреваются скорби в масштабе «всей вселенной» (3.10). Тайнозритель называет себя соучастником читателей «в скорби» и сообщает о своем пребывании на Патмосе «за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа» (1. 9), обычно понимаемом как изгнание.

Однако во время написания «Откровения» не все Церкви находятся в стесненном положении; во всяком случае текст 3. 17 может свидетельствовать о высоком материальном благосостоянии лаодикийских христиан. Некоторые образы видений Тайнозрителя могут рассматриваться как свидетельство многочисленности христианских мучеников (6. 9-11; 17. 6) и массового характера гонений (13. 7, 15). Их причина — отказ поклониться «зверю», в образе которого опознается Римская империя и ее обожествляемые правители (13. 1-18). Именование «Вавилон» (14. 8; 16. 19; 17. 5; 18. 2, 10, 21), отнесенное к «великому городу, царствующему над земными царями» (17. 18) и «сидящему на семи горах» (17. 9), также, очевидно, указывает на Рим, а не на Иерусалим, не принявший Христа, как считают некоторые толкователи (Ford Massyngberde. 1975; Corsini. 1980; Beagley. 1987; Lupieri. 1999; Water. 2000). В главах 13 и 17 большинство исследователей видит аллюзии на легенду о том, что император Нерон не умер, а лишь исчез и вернется к власти (Nero redivivus; Nero redux) (Tac. Hist. 1. 4; 2. 8; Dio Chrysost. Or. 21. 10; ср.: 3, 4, и 5 Сивиллины книги, «Вознесение Исаии»; Откр 13. 3, 12, 14; 17. 8, 11). С Нероном чаще всего связывают и «число зверя» 666 (13. 18), так как ему равняется сумма числового значения букв, составляющих словосочетание «Нерон кесарь» при написании его еврейскими буквами.

Анализ свидетельств о современной автору книги исторической обстановке не позволяет с уверенностью принять ту или иную датировку  «Откровения». Массовые гонения на христиан, повлекшие за собой многочисленные случаи мученичества, безусловно имели место при Нероне, и их отражение в  «Откровении» могло бы свидетельствовать в пользу ранней датировки. Однако ничто не заставляет видеть в  «Откровении» мгновенный отклик на только что произошедшие гонения Нерона. Эти гонения, несомненно, оставили глубокий след в памяти христиан и даже через несколько десятилетий могли восприниматься как прообраз любых гонений, а сам Нерон рассматривался как классический тип богоборца и гонителя Церкви.

При этом, однако, важно учитывать, что исторические источники ограничивают нероновские гонения только пределами Рима. В какой мере они могли распространиться на Малую Азию, с достоверностью утверждать невозможно. Императорский культ оформляется с самого начала римского принципата и прочно укореняется в Малой Азии (Price. 1984; Hemer. 1986; Friesen. 1993; Idem. 2001). Отказ от участия в нем мог стать причиной гонений на христиан как при Нероне и его ближайших преемниках, так и при Домициане. Вопрос об усилении императорского культа при Домициане остается предметом дискуссии (Thompson L. 1990; Jones. 1992; Parker. 2001). В любом случае, хотя наличие массовых гонений при Домициане историческими источниками не подтверждается, христиане и при этом императоре могли подвергаться бытовым притеснениям и самосуду со стороны языческого населения, а также гонениям со стороны местных властей (Biguzzi. 1998; Idem. 2004).

Легенда о возвращающемся Нероне могла появиться очень скоро после смерти этого императора — по крайней мере первый в ряду трех известных самозванцев, выдававших себя за Нерона, появился уже в 69 году (Tac. Hist. 2. 8). В  «Откровении», однако, эта легенда уже получила заметную богословскую разработку, и это скорее соответствует поздней датировке (Bauckham. The Climax of Prophecy. 1993. P. 384-452). В пользу возникновения  «Откровения» в конце I века может говорить и употребление применительно к Риму именования «Вавилон», так как оно представляется более уместным после взятия римлянами Иерусалима в 70 году — события, прообразом которого может считаться захват Иерусалима вавилонянами в 586 году до Рождества Христова. Характеристика малоазийских Церквей, предполагающая длительную историю их существования, также больше соответствует концу I века. В пользу этой датировки может свидетельствовать и указание на благосостояние лаодикийской общины, так как Лаодикия в 60 году по Рождеству Христову была разрушена сильным землетрясением и в ближайшие годы после него была далека от отмеченного в  «Откровении» внешнего благополучия. То есть, при равенстве аргументов в пользу каждой из двух точек, преимущество поздней датировке обеспечивает свидетельство священномученика Иринея о получении Иоанном откровения в конце правления императора Домициана.

Помимо описанных позиций в современной науке выдвигались также не получившие широкого признания датировки  «Откровения»  первыми годами правления Нерона (Rojas-Flores. 2004), временем Тита (Garrow. 1997), Траяна (Frey. 1993), Адриана (Witulski. 2007).

Tags: апокалипсис порционно
Subscribe

Posts from This Journal “апокалипсис порционно” Tag

Comments for this post were disabled by the author