Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Иоанна Богослова Откровение (Структура, Жанр) // Православная энциклопедия-3



СТРУКТУРА

Обилие ярких образов в сочетании с развитой числовой символикой придает построению «Откровения» исключительную значимость. При этом важно не столько членение текста как таковое, сколько определение хронологической и смысловой взаимосвязи между отдельными разделами и эпизодами.

Практически не вызывает разногласий выделение в «Откровения» вступительного раздела (Откр 1.1-20 или 1.1-8), семи посланий (главы 2-3 или 1.9 - 3.22), основного корпуса видений (4.1 - 22. 5 или 4.1 - 22.9) и заключения (22. 6-21 или 22. 10-21).

Как показал Г. Бил (Beale. The Influence of Daniel. 1984; Idem. 1999. P. 137-141), такая четырехчастная структура книги маркируется и аллюзиями на Дан 2. 28-29, 45, появляющимися на границах этих разделов (Откр 1.1, 19; 4.1; 22.6). При этом показательно, что если в ветхозаветной книге пророк говорит об откровении того, «что будет в последние дни» или «после сего», то в «Откровении» формула «в последние дни» заменена характерным для новозаветного восприятия времени «вскоре». На данную структуру указывает, по мнению ряда экзегетов, и содержание Откр 1.19 («итак, напиши, что ты видел, и что есть, и что будет после сего»): «что ты видел» относится к описанному в главе 1 явлению подобного Сыну Человеческому, «что есть» — к современной Иоанну действительности, отраженной в посланиях семи Церквам в главах 2-3, «что будет после сего» — к начинающемуся с главы 4 корпусу видений о грядущих судьбах мира (Четыркин. 1916; Charles. 1920; Lohmeyer. 1926; Ladd. 1972 и др.).


Миниатюра фронтисписа кн. Откровение Иоанна Богослова из Библии кор. Карла Лысого. Ок. 870 г. (аббатство Сан-Паоло фуори ле Мура в Риме)

Значение маркера, отмечающего границы разделов, некоторыми исследователями придается и четырем указаниям на пребывание и перемещение Тайнозрителя «в духе» (Откр 1. 10; 4. 2; 17. 3; 21. 10) (Bauckham. The Climax of Prophecy. 1993. P. 1-37; Filho. 2002). В этом случае со всей ясностью подчеркивается цезура между главами 3 и 4, отделяющая послания Церквам от последующего ряда видений. Видение подобного Сыну Человеческому (Откр 1. 9-20) присоединяется в таком случае к посланиям, что представляется естественным, ибо именно от Христа исходит повеление написать Церквам, и именно Он произносит текст посланий.

Достоинством данной схемы является наглядное выделение разделов, посвященных описанию противопоставляемых Вавилона и Нового Иерусалима, благодаря появлению структурного маркера в начале каждого из них (17.3 и 21.10). Но явный антитетический параллелизм описаний двух городов подчеркивается не только сходным началом этих разделов, где говорится о перемещении Тайнозрителя «в духе» одним из ангелов, изливавших чаши, но и сходным их завершением — констатацией истинности сказанных слов и запрещением Иоанну воздавать ангелу поклонение (ср. 19. 9-10 и 22. 6-9). Таким образом, выделяются два четко ограниченных с обеих сторон раздела (17.1 - 19.10 и 21.9 - 22.9), а находящийся между ними разнообразный материал — описание явления торжествующего Христа, эсхатологическое сражение, тысячелетнее царство, суд над грешным миром и явление нового неба и новой земли (19. 11 - 21. 8) — может рассматриваться как переход от темы Вавилона к теме Нового Иерусалима (ср.: Bauckham. The Climax of Prophecy. 1993. P. 22).

Большой отрывок Откр 4.1 - 16.21, расположенный между посланиями семи Церквам и разделом, посвященным Вавилону, содержит описания видений, построенные по седмеричному принципу. Здесь выделяются 3 подраздела, соответствующие видениям печатей (6.1 - 8.1), труб (8.2 - 11.14) и чаш (15.1 - 16.21), а в главах 4-5 можно видеть общее вступление к ним. При этом циклы печатей и труб являются близкими в структурном отношении: первые 4 элемента каждого из них однотипны, а между 6-м и 7-м элементами в тексте содержатся длинные интерлюдии с преобладающей экклезиологической тематикой (гл. 7 в цикле печатей, отрывок 10.1 - 11.14 в цикле труб). Цикл чаш, не содержащий указанных структурных особенностей, близок циклу труб по образности. Особняком в этом разделе стоят расположенные между описаниями видений труб и чаш главы 12-14. Общая для этих глав тема — война сил зла с народом Божиим. «Откровение» имеет, таким образом, следующую структуру (ср.: Bauckham. The Climax of Prophecy. 1993. P. 21-22):

  • 1) вступление: 1.1-8;

  • 2) видение подобного Сыну Человеческому и послания семи Церквам: 1.9 - 3.22 («я был в духе в день воскресный» в 1.10);

  • 3) видения, построенные по седмеричному принципу (7 печатей, труб и чаш): 4.1 - 16.21 («и тотчас я был в духе» в 4.2). Раздел имеет свое деление: Вступление. Небесная литургия с передачей запечатанной книги Агнцу: 4.1 - 5.14; Семь печатей: 6.1 - 8.1 (4+2+интерлюдия+1); Семь труб: 8.2 - 11.19 (4+2+интерлюдия+1); Война сил зла с народом Божиим: 12.1 - 14.20; Семь чаш: 15.1 - 16.21.

  • 4) Вавилон — великая блудница: 17. 1 - 19. 10 («и повел меня в духе в пустыню» в 17. 3; «сии суть истинные слова Божии… Богу поклонись» в 19. 9 - 10);

  • 5) переход от описаний видения Вавилона к описанию видения Нового Иерусалима: 19.11 - 21.8;

  • 6) Новый Иерусалим — Невеста Агнца: 21. 9 - 22. 9 («и вознес меня в духе на великую и высокую гору» в 21. 10; «сии слова верны и истинны… Богу поклонись» в 22. 6-9);

  • 7) заключение: 22. 10-21.

С вопросом о структуре «Откровения» неотъемлемым образом связан вопрос, означает ли хронологическая последовательность видений хронологическую последовательность являемых ими событий? В самом тексте книги однозначного ответа на него нет, поэтому неудивительно, что в толкованиях «Откровения» были предложены разные подходы к решению этой проблемы. «Откровение», несомненно, представляет собой нарративный текст, в качестве материала в котором выступают видения Тайнозрителя. Эти видения часто связываются оборотами «после сего я увидел», «после сего взглянул я, и вот» и т. п. Наличие в тексте таких оборотов при отсутствии четких формальных указаний на нарушение временной последовательности видений может служить основанием для восприятия текста «Откровения» как «единого хронологического повествования об эсхатологических событиях, которые скоро начнут разворачиваться», согласно «эсхатологическому сценарию» автора (Aune. 1997. P. XCIII).

Такой подход представлен у тех экзегетов (Александр Минорит, Николай де Лира, архим. Феодор (Бухарев), и другие), которые видят в «Откровении» таинственное изложение истории Церкви и человечества, периодам и событиям которой соответствуют разделы и образы книги. Однако уже древние толкователи осознали возможность несоответствия последовательности видений и хронологии являемых ими событий, в дальнейшем уверенность в этом несоответствии упрочилась. Уже автор первого латиноязычного толкования на «Откровение» мученик Викторин Петавский († ок. 303 или 304 года), отметив очевидную близость циклов труб и чаш, полагал, что в данном случае имеет место повторное, усиливающее описание одних и тех же событий.

Мысль о параллелизме целых разделов книги получила широкое распространение в библейской науке Нового времени, а само это явление стало обозначаться термином «рекапитуляция» (от лат. recapitulatio). Представители такого подхода распространяют указанный мучеником Викторином принцип не только на циклы труб и чаш, но на другие разделы «Откровения» и на всю книгу в целом, указывая на разделы с близкой структурой и образностью (как в случае видений о трубах и чашах), на сцены с описанием эсхатологических катаклизмов (6.12-17; 11.13,19; 16.18-21) и реалий будущего века (или во всяком случае Небесной Церкви; 7.9-17; 11.15-19; 14.1-5; 19.1-8; 21.1 - 22.5), а также на повествовательные дублеты (например, эсхатологическое сражение в 19.11-16 и 20.7-10) (Четыркин. 1916; Bornkamm. 1937; Collins A. 1976; White. 1989). В.В. Четыркин писал: «При взгляде на Апокалипсис… мы видим в нем не развитие, определяемое временною последовательностью, но положительно утверждаем параллелизм некоторых видений… речь иногда здесь идет о таких предметах, что утверждение временной последовательности касающихся их событий представлялось бы и странным и совершенно излишним» (Четыркин. 1916. С. 266). Выделяя в «Откровении»  главы 1-3 в качестве пролога, а Откр 22. 10-21 как заключение, Четыркин видел в книге четыре больших раздела (4.1 - 8.1; 8.2 - 11.19; 12.1 - 19.10; 19.11 - 22.9), из которых первые три, «привязанные к схеме семи казней», параллельны друг другу, а четвертый является продолжением того, на чем останавливается действие в каждом из них.

Однако и сами представители рекапитуляционного подхода отмечают, что наряду с повторениями в описаниях видений имеет место и явное развитие (Giblin. 1994). Так, очевидно увеличение масштаба бедствий в каждом седмеричном цикле по отношению к предыдущему (1/4 земли: печати; 1/3: трубы; в цикле чаш ограничения отсутствуют) и добавление элементов при каждом новом упоминании серии знамений (к названным в 4. 5 «молниям и громам и гласам» в 8. 5 добавляется «землетрясение», в 11. 19 — «великий град»; в 16. 18-21 землетрясение и град описаны более развернуто).

Некоторые экзегеты, объединяя указанные повторения, считают, что последний элемент каждой седмерицы имплицитно содержит в себе всю последующую седмерицу, то есть содержание видения 7-й печати раскрывается в видениях всех 7 труб, а 7-й трубы — всех 7 чаш (Кассиан (Безобразов). 2001; Lambrecht. 1980; Thomas. 1993).

В «Откровении»   часто видят варианты хиастической (концентрически-симметричной) структуры (Lund. 1942; Schüssler-Fiorenza. 1977; Eadem. 1985; Strand. 1978; Mondati. 1997), обусловленной, так же как и при других подходах, наличием повторяемости и параллелизма. При установлении такой структуры принципиальным является осознание богословской значимости центральных глав «Откровения», вокруг которых, как вокруг ядра, располагаются параллельные разделы. Наглядный образец хиастического плана «Откровения»  (некоторую шероховатость которому придают перемещения отдельных стихов из разд. D в разделы C и C') представлен в трудах Э. Шюсслер-Фьоренцы:

  • А. 1.1-8

  • В. 1.9 - 3.22

  • С. 4.1 - 9.21; 11.15-19

  • D. 10.1 - 15.4

  • C'. 15.1; 15.5 - 19.10

  • B'. 19.11 - 22.9

  • A'. 22.10-21

Недостатком большинства хиастических планов является субъективизм, а иногда и прямые натяжки, осуществляемые ради представления тех или иных разделов в качестве параллельных. В приведенной схеме при очевидном параллелизме разделов А и А' как вступления и заключения и разделов B и В' ввиду наличия в каждом из них экклезиологического корпуса (земная Церковь — послания семи Церквам в главах 2-3; небесная Церковь — Новый Иерусалим в главах 21-22), предваряемого явлением Христа (Откр 1. 9-20; 19. 11-21, с натяжкой сюда может быть присоединена и глава 20 с образами тысячелетнего царства, эсхатологической брани и Суда), спорным остается параллелизм разделов С и С', единственными явно перекликающимися частями которых являются 7 видений труб и чаш.

В целом можно сказать, что ни один из вариантов структуры «Откровения»  не в состоянии отразить всего богатства драматургии книги. Показательным в этом отношении является положение в книге 11-й главы. С одной стороны, указывая на глас 7-й трубы (11.15), она относится к разделу описания 7 труб и в силу этого связана с предшествующими главами 8-9. С другой стороны, указание на срок в «сорок два месяца» (11.2) и «тысячу двести шестьдесят дней» (11.3) связывают ее с главами 12-13, в которых присутствует это же хронологическое указание (12.6; 13.5; ср. также 12.14, где «время, времена и полвремени» могут истолковываться как 3,5 года). Такая «двойная включенность» гл.11, ее «сцепляющая» функция свидетельствует о многоплановости структуры «Откровения» и показывает, что наиболее плодотворно для экзегезы комбинирование различных подходов к анализу структуры книги.

ЖАНР

В жанровом отношении «Откровение» представляет собой сложное явление. Жанровая неоднородность книги отражена уже в самых первых ее стихах, в которых вслед за ее обозначением как «откровения» (греч. ᾿Αποκάλυψις; 1.1) и «пророчества» (1.3) содержится эпистолярное приветствие с указанием отправителя и адресата (1.4-5).

Производное от 1-го слова «Откровение» понятие «апокалиптика» с середины XIX в. используется для обозначения особого жанра иудейской и христианской письменности. «Откровение» действительно содержит множество черт, характерных для памятников, причисляемых к апокалиптическому жанру. Книга имеет явную эсхатологическую направленность, ее содержание открывается в видениях, при этом некоторые из них получены на небе, куда восхищается Тайнозритель и где разворачивается ряд описанных в книге событий. «Откровение» подробно представляет деятельность богоборческих сил и власть, которую им дано иметь в этом мире, большую роль играют ангелы. В книге также используется развитая символика чисел, животных и светил. Наконец, важной чертой «Откровения», роднящей книгу с произведениями апокалиптического жанра, является то, что современная автору действительность оценивается в свете эсхатологической перспективы и трансцендентной реальности.


Ангел передает книгу Откровение ап. Иоанну Богослову. Измерение храма. Миниатюра из Апокалипсиса. ОК. 950-955 гг. (Scorial. II 5. Fol. 100)

Вместе с тем, в отличие от большинства памятников иудейской апокалиптики, «Откровение» не приписано кому-то из великих мужей древности, а называет имя подлинного автора: Иоанн. С этим связано и отсутствие в тексте обзоров истории, представленных как древние пророчества (vaticinia ex eventu). В отличие от пессимистического взгляда авторов иудейских апокалипсисов на историю и на современную им действительность, при котором все надежды связаны исключительно с будущим (пусть и мыслящимся как скорое) вмешательством Бога, «Откровение», устремленное к грядущему эсхатологическому свершению, пронизано убежденностью, что победа над богопротивными силами принципиально уже совершилась и верующие уже участвовали в этой победе. Эти отличия «Откровения» от памятников иудейской апокалиптики заставили некоторых исследователей даже сомневаться в факте принадлежности книги к апокалиптическому жанру (Ladd. 1957; Kallas. 1967; Jones. 1968; Mazzaferri. 1989). В целом эти сомнения были отвергнуты библейской наукой (Collins J. 1977; Hellholm. 1986; Aune. 1997. P. LXX-XC). Однако они способствовали осознанию жанровой сложности книги, в которой апокалиптические мотивы являются лишь одной из составляющих.

Сам Тайнозритель называет свою книгу и свою миссию (Откр 1.3; 10.11; 22.7, 10,18,19) пророческой, а себя собратом пророков (22.9). Принадлежность автора «Откровения» к древнехристианским пророкам признана в современной науке (Schüssler-Fiorenza. 1980; Aune. 1989; Biguzzi. 2002). Сам по себе этот факт не определяет жанровой принадлежности книги, так как христианский пророк мог писать в любом жанре, в том числе и апокалиптическом. Тем не менее есть основания считать «Откровение» родственным в жанровом отношении пророческим книгам Ветхого Завета. Уже применение Иоанном понятия «пророчество» к содержанию своей книги (ср. особенно: Откр 22.19 — «книга пророчества сего») может рассматриваться как указание на то, что он стремился подчеркнуть ее преемственную связь с пророческими книгами. Еще показательнее наличие в книге эпизодов и использование оборотов речи, жанровая близость которых к ветхозаветным пророчествам не вызывает сомнения. Так ими являются сцены призвания Иоанна к пророческому служению с «вкушением свитка» и символического действия измерения храма, совершаемого им после повеления «пророчествовать о народах, и племенах, и языках, и царях многих» (10.1 - 11.2; ср.: Иез 2.1 - 3.3; 40.3; Зах 2.1-2); слова «так говорит…» в посланиях семи Церквам (главы 2-3) с описанием Говорящего и последующей оценкой состояния пророка (ср.: Ис 42.5; 43.1,14,16; Иер 2.2,5; Иез 2.4; 5.5; 13.3; Ам 2.1; Авд 1).


Запечатление избранных. Миниатюра из Толкования на Апокалипсис Беата Лиебанского. Сер. X в. (NY Morgan. M. 644. Fol. 201v)

Но наиболее весомое свидетельство о родстве «Откровения» с ветхозаветной пророческой литературой - наличие в книге множества аллюзий, большинство которых относится к пророческим книгам (Deiana. 1982; Beale. 1984; Idem. 1998; Fekkes. 1994; Moyise. 1995; Pisano. 2002; Mathewson. 2003; Jauhiainen. 2005). Особая близость очевидна между «Откровением» и Книгой пророка Иезекииля. «Откровение» содержит не просто отдельные аллюзии на ее текст, но в нем отражены целые разделы и образные сферы Книги пророка Иезекииля, так что можно говорить об определенном структурном параллелизме обоих книг (Vanhoye. 1962; Lust. 1980; Ruiz. 1989; Kowalski. 2004; Das Ezechielbuch in der Johannesoffenbarung. Neukirchen-Vluyn, 2004; Boxall. 2007; Buitenwerf. 2007). Примерами таких перекличек могут служить следующие тематические блоки: призвание к пророческому служению (Иез 1.1 - 3.21; Откр 1.9-20; 4-5; 10), запечатление избранных (Иез 9.1-11; Откр 7.1-8 и др. места), измерение храма (Иез 40-43; Откр 11.1-2), воскресение (Иез 37.1-14; Откр 11.3-14; 20. 4-6), Гог и Магог (Иез 38-39; Откр 20.7-10; ср.: 16.13-16; 19.19-21;), заключительные видения Нового Иерусалима (Иез 40-48; Откр 21.1 - 22.5).

Подобное сочетание в «Откровении» элементов апокалиптического и пророческого жанра органично ввиду происхождения апокалиптики из ветхозаветного пророчества. Но этим жанровая сложность «Откровения» не исчерпывается. Книга содержит и элементы эпистолярного жанра — она обрамлена начальным и заключительным пожеланиями благодати (Откр 1.4-5; 22. 21), в 1-м указаны отправитель и адресат, а главы 2-3 содержат послания каждой из семи асийских Церквей — общему адресату «Откровения». Значение эпистолярной составляющей книги для ее экзегезы исключительно велико (Karrer. 1986). Будучи обращенным к определенным читателям, «Откровение» в своем богословии исходит из конкретных обстоятельств, призывает к принятию верных решений в их ситуациях. Учет исторической, культурной и социально-политической обстановки, в которой находятся общины запада Малой Азии, их внутренних проблем и проблем взаимоотношений с окружающим нехристианским миром — необходимое условие правильного истолкования «Откровения».


Страшный Суд. Роспсись ц. вмч. Гергия в с. Воронец, Румыния. 2-я пол. XVI в.

Еще одной жанровой особенностью  «Откровения» можно считать наличие литургических мотивов. Картины поклонения Богу и Агнцу представлены в гимнах (4.8,11; 5.9-10, 12,13; 7.10,12; 11 17-18; 12.10-12; 15.3-4; 16.5-7; 19.1-8), образность и словоупотребление которых, вероятно, отражают особенности синагогального и раннехристианского богослужения (Prigent. 1964; Jörns. 1971; Schimanowski. 2002; Tóth. 2006). Подобный Сыну Человеческому является Иоанну на Патмосе «в день воскресный» (1. 10; букв.: «в день господский», ἐν τῇ κυριακῇ ἡμέρᾳ), то есть день богослужебного собрания. Во вступлении (1. 1-8) и заключении (22. 6-21) книги некоторые исследователи усматривают черты литургического диалога между чтецом и общиной (Vanni. 1991; ср. Откр 1. 3: «блажен читающий и слушающий слова пророчества сего»). Эти особенности  «Откровения»  позволяют говорить о его сознательной литургической стилизации. Как послание, адресованное церковным общинам, оно, очевидно, предполагало устное прочтение на богослужебных собраниях. Высказывался и взгляд на  «Откровение» как на своего рода устное «литургическое действо» (Barr. 1986). Широкое использование в нем числовой символики, а также наличие тех или иных видов повторений считают в таком случае мнемоническим приемом, призванным облегчить запоминание текста при восприятии его на слух.

Некоторые исследователи отмечают в  «Откровения» черты драматического жанра или даже говорят о нем как о «первой христианской драме», указывая на четкое деление книги на «сцены», наличие в ней «хора» (4.8,11; 5.9-10, 12,13; 7.10,12; 11.17-18; 12.10-12; 15.3-4; 16.5-7; 19.1-8) и «действующих лиц» (сам Иоанн, Агнец, 2 свидетеля, Жена, облеченная в солнце, дракон, 2 зверя, великая блудница и др.), конфликт между которыми определяет развитие сюжета (Brewer. 1936; Bowman. 1955; Blevins. 1980; Idem. 1984; Smalley. 2005). Широкого признания эта точка зрения не получила, однако она также отражает некоторые своеобразные черты  «Откровения», очевидно отличающие его не только от других книг Нового Завета, но и от памятников иудейской апокалиптики.

А. С. Небольсин


Tags: апокалипсис порционно
Subscribe

Posts from This Journal “апокалипсис порционно” Tag

Comments for this post were disabled by the author