Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Иоанна Богослова Откровение (Библейская критика) // Православная энциклопедия-8


Библейская критика

С XVI века вновь начинают ставить под сомнение апостольское происхождение и каноническое достоинство «Откровения».

Эразм Роттердамский, указывая на отмеченные еще Дионисием Великим стилистические и богословские отличия «Откровения» от Четвертого Евангелия и на имевшие место в древности споры о нем, а также отмечая, что «Откровение» не играло серьезной роли в аргументации древних богословов, сомневается в принадлежности книги перу евангелиста Иоанна и говорит о ее меньшем достоинстве по сравнению с другими книгами Нового Завета.

Такая точка зрения на «Откровение» и у представителей первого поколения реформаторов, при том что общий интерес к «Откровению» в протестантских кругах был исключительно высоким (Hofmann H.-U. 1982; Backus. 2000). Карлштадт делит новозаветные книги по степени их авторитета на три класса, «Откровение» отнесено к третьему, содержащему наименее важные книги. Лютер, не решаясь исключить «Откровение» из Священного Писания, в предисловии к «Откровению» в 1-м издании своего перевода Нового Завета (1522 г.) высказывается о нем весьма резко, что «оно не учит о Христе и не знает Его» и что в нем нет ничего, что побуждало бы считать его апостольской или пророческой книгой. Впоследствие, однако, Лютер смягчил свое суждение об «Откровении». В изданиях его перевода Нового Завета начиная с 1530 года отмечены только сомнения Лютера в апостольском происхождении книги и принадлежности ее апостолу Иоанну. Образы «Откровения» Лютер активно использовал в полемике с папством.

Ульрих Цвингли называл «Откровение» небиблейской книгой. Жан Кальвин не высказывался о каноническом достоинстве «Откровения»; однако, написав комментарии к большинству новозаветных книг, он не оставил комментария на «Откровение». Теодор Беза высказал догадку о принадлежности «Откровения» Иоанну Марку. Эти суждения лидеров Реформации не привели к пересмотру канонического статуса книги — она сохранила свое место в составе Нового Завета и печаталась во всех его изданиях. Вместе с тем наряду с сомнениями в каноническом достоинстве «Откровения», высказывавшимися в первые века христианства, позиция реформаторов оказала определенное влияние на становление научной традиции исследования «Откровения» с ее отходом от восприятия последней книги Нового Завета в качестве апостольского писания.

Первые примеры научного интереса к «Откровению» немецкий исследователь И. Ф. В. Буссе (1865-1920) видел в контрреформационной католической экзегезе конца XVI-XVII веков, стремившейся уйти от публицистически-актуализирующих прочтений книги (Bousset. 1906. S. 91-94).

Однако в полной мере говорить о применением историко-критических методов в изучении «Откровения» можно лишь с XVIII века. Ведущую роль в исследованиях «Откровения» в XVIII-XIX веках играла протестантская, прежде всего немецкая, наука. Ее представители, заостряя внимание на своеобразии «Откровения» в рамках канона Нового Завета в целом и иоанновской письменности в частности, с середины XVIII до начала XIX веков вернулись к тем проблемам и положениям, которые были представлены в суждениях древних критиков: Дионисия Великого, алогов, пресвитера Гаия.

Многие критически настроенные ученые Нового времени отрицали единого автора «Откровения» и других иоанновских писаний Нового Завета. Большинство сторонников этого взгляда утверждало неапостольское происхождение «Откровения», высказывая гипотезы о происхождении книги из монтанистских кругов, о написании ее упоминаемым у Папия Иерапольского пресвитером Иоанном, еретиком Керинфом или неизвестным пророком по имени Иоанн.

Лишь немногие исследователи, прежде всего богословы новотюбингенской школы, отстаивали авторство апостола Иоанна Зеведеева, отрицая при этом апостольское происхождение прочих книг иоанновского корпуса (Baur. 1863; Hilgenfeld. 1890). Высказывались в этот период и суждения о более низком по сравнению с другими книгами Нового Завета каноническом достоинстве «Откровения» (Bleek. 1862; Lücke. 1832).

Ученые XVIII-XIX веков подвергли сомнению также представленную у священномученика Иринея Лионского датировку «Откровения» последними годами правления императора Домициана, вместо нее предлагали период между смертью императора Нерона и разрушением Иерусалима (68-70 годы). Широкое распространение получила точка зрения, представленная уже в сочинениях Викторина Петавского, согласно которой в «Откровении» отражена имевшая хождение после смерти Нерона легенда о том, что этот император в действительности не умер, а лишь таинственно исчез и впоследствии должен вернуться (Nero redivivus; ср.: Откр 13. 3, 12, 14; 17. 8, 11). После выхода в свет в 1832 году в Бонне исагогического исследования Ф. Люкке об «Откровении» (Lücke. 1832) всеобщее признание получило жанровое родство «Откровения» с иудейской апокалиптической литературой, а термин «апокалиптика» приобрел значение технического, указывающего на жанровую принадлежность (см. Апокалиптика).

В конце XIX века в экзегетической литературе часто рассматривается вопрос о составе и источниках «Откровения». К высказывавшемуся уже ранее предположению о составлении «Откровения» одним автором из принадлежащих его перу фрагментов, датируемых разным временем (так предполагал уже Г. Гроций в XVII веке), добавляются гипотезы о составлении книги из трудов разных авторов (Völter. 1882; Idem. 1911), о сведении в ней воедино христианских и иудейскиъ источников (Spitta. 1889) и о христ. обработке изначально иудейского произведения (Vischer. 1886). На рубеже XIX и XX веков формируется так называемое религиозно-историческое направление в изучении «Откровения», представители которого, воспринимая «Откровение» как текст, содержащий материал ближневосточной и античной мифологии и астрологии, сосредотачивают внимание именно на мифологической, с их точки зрения, составляющей книги (Gunkel. 1895; Idem. 1903; Boll. 1914) (см. Истории религий школа).

Состояние исследований «Откровения» в XX веке при очевидной преемственности с наукой предшествующего периода в целом свидетельствует о серьезном изменении в перспективе восприятия книги. В противовес взглядам на «Откровение» как на результат редакторского сведения воедино разнородных и независимых друг от друга источников все большее признание получает литературная и идейная целостность книги. На смену суждениям о ее низшей по сравнению с другими новозаветными книгами значимости приходит осознание высокой развитости ее богословия и вероучительной ценности. Признание того, что Тайнозритель мог отражать реалии окружающего его мира и использовать языческие источники и образность, сочетается с утверждением его укорененности в библейской традиции. Вновь получает распространение традиционная датировка «Откровения» концом I века. Вместе с тем убеждение в том, что автор книги не принадлежал к числу апостолов и не тождествен четвертому евангелисту, не было полностью преодолено, несмотря на наметившийся к середине XX века возврат к традиционному церковному взгляду, и в настоящее время продолжает доминировать в западной библейской науке. Для исследования «Откровения» в XX веке характерно также преодоление свойственного предшествующему столетию господства протестантской немецкой науки. В современной научной литературе, посвященной «Откровению», представлены все основные европейские языки и христианские конфессии при явном преобладании англоязычных публикаций.

В русской библеистике

Со 2-й половины XIX века свой вклад в изучение «Откровения»  вносит и православная русская библейская наука. Первым ее представителем, посвятившим специальный труд «Откровению», был архимандрит Феодор (А. М. Бухарев), который пытался разъяснить ход судеб мира и Церкви, понимая «Откровение» как пророческое изображение истории человечества. Будучи в значительной степени публицистическим и гомилетическим по стилю, труд архимандрита Феодора лишь с оговорками может быть назван научным. В судьбе автора он сыграл роковую роль: уже начавшееся его печатание было приостановлено, и в 1862 году книга была запрещена, что заставило архимандрита Феодора сложить священный сан и монашество. Посмертное издание книги было осуществлено редакцией журнала «Богословский вестник» в 1916 г. под названием «Исследования Апокалипсиса».

В дальнейшем изучение «Откровения» велось в России в более строгом академическом ключе. Ряд трудов, написанных в полемике с гиперкритическими выводами западных исследователей, был посвящен обстоятельствам возникновения иоанновских писаний и, в частности, «Откровения»  (Успенский. 1879; Он же. 1880; Евдоким (Мещерский). 1898).

На рубеже XIX и XX веков выходит в свет ряд научных работ, посвященных «Откровению». Заметным вкладом в науку своего времени стало исследование А. А. Жданова «Откровение Господа о семи азийских церквах» (1891). Рассматривая первые 3 главы «Откровения», автор подверг анализу их язык и стиль, пытался найти в них историческую информацию об асийских Церквах 2-й половины I века, определил место исследуемого раздела в общем контексте «Откровения» и проследил его связь с другими новозаветными книгами.

Статьи, посвященные образам связания сатаны и 1-го воскресения из гл. 20 «Откровения», а также вопросу о месте книги в новозаветном каноне, были опубликованы в журналах «Вера и Разум» и «Христианское чтение» (Воронцов. 1905; Он же. 1906; Гамолко. 1912; Он же. 1913).

В этот же период издан ряд учебных пособий, содержащих разделы, посвященные «Откровению», и комментариев популярного характера, из которых выделяется труд священника Н. Орлова «Апокалипсис св. Иоанна Богослова: Опыт толкования» (1904; ему же принадлежит соответствующий раздел в «Толковой Библии» под ред. А. П. Лопухина).

Последним дореволюционным исследованием «Откровения» была книга В. В. Четыркина «Апокалипсис св. Апостола Иоанна Богослова: Исагогическое исследование» (1916), в которой содержится всесторонний обзор относящихся к «Откровению» исагогических вопросов. Книга характеризует автора как ученого широкой эрудиции, знатока соответствующей западной литературы, тонкого и осторожного аналитика.

После 1917 года несколько посвященных «Откровению» трудов было написано и издано в эмиграции. Среди них книги Н. Н. Глубоковского и протоиерея Сергия Булгакова, представляющие собой посмертные издания лекций, прочитанных авторами в Софийском университете и Свято-Сергиевском Богословском институте в Париже соответственно (Глубоковский. 1966; Булгаков. 1948). В отличие от обзорного труда Глубоковского книге протоиерея С. Булгакова свойственна значительная оригинальность: в ней присутствуют характерные для богословия автора софиологические мотивы, а в толковании гл. 20 Булгаков склоняется к хилиазму.

Разделы, посвященные «Откровению», содержатся в принадлежащих перу архиереев русского зарубежья известных учебных пособиях по Нового Завета. В книге епископа Кассиана (Безобразова) «Христос и первое христианское поколение» дан краткий, но отражающий характер современного автору научного восприятия «Откровения» обзор книги, включенный в отдел, посвященный письменности Эфесской Церкви. Обозрение «Откровения» в «Руководстве к изучению Св. Писания Нового Завета» архиеп. Аверкия (Таушева) более популярное. Перу архиепископа Аверкия принадлежит также краткое толкование на «Откровение», в значительной мере опирающееся на толкование Андрея Кесарийского (Аверкий (Таушев), Серафим (Роуз). 2008).

Во 2-й половине XX века отдельные труды, посвященные «Откровению», были написаны и в СССР, но публикация их в России стала возможной только с 90-х годов. С 1947 по 1978 год писал книгу Н. Е. Пестов, изданную под названием «Свет Откровения: Размышления над Апокалипсисом» (М., 2005). Этот труд представляет собой опыт духовного толкования «Откровения», в основании которого лежит символическое восприятие семи церквей как 7 эпох в истории христианской Церкви. В 1972 году свящ. Борис Кирьянов написал книгу «Полное изложение истины о тысячелетнем царстве Господа на земле» (2001), содержащую публицистическую по стилю защиту хилиазма. Изданная в 2000 году книга прот. А. Меня «Читая Апокалипсис» воспроизводит текст его бесед, посвященных толкованию «Откровения». В приложении содержится библиография русскоязычных работ по «Откровения». Единственная монография по теме, написанная и изданная в России после 1991 года, — исследование священника Николая Кима «Тысячелетнее Царство: Экзегеза и история толкования XX гл. Апокалипсиса» (2003), в котором предпринята попытка всестороннего анализа Откр 20 на основании древних источников и современной научной литературы. «Откровению» был посвящен ряд докладов на международных научных конференциях РПЦ «Пресвятая Троица» (6-9 июня 2001 г.) и «Эсхатологическое учение Церкви» (14-17 нояб. 2005 г.).

___________
Литература:

Комментарии: Bousset W. Die Offenbarung Johannis. Gött., 19066; Орлов Н. Д., свящ. Апокалипсис св. ап. Иоанна Богослова // Лопухин. Толковая Библия. [1913]. Т. 11. С. 495–606; Charles R. H. A Critical and Exegetical Comment. on the Revelation of St. John. Edinb., 1920. 2 vol.; Lohmeyer E. Die Offenbarung des Johannes. Tüb., 1926; Булгаков С. H., прот. Апокалипсис Иоанна. П., 1948. М., 1991; Torrey C. C. The Apocalypse of John. New Haven, 1958; Caird G. B. A Comment. on the Revelation of St. John the Divine. L., 1966; Ladd G. E. A Comment. on the Revelation of John. Grand Rapids, 1972; Ford Massyngberde J. Revelation. Garden City, 1975; Sweet J. P. M. Revelation. Phil., 1979; Corsini E. Apocalisse prima e dopo. Torino, 1980; Thomas R. L. Revelation 1–7: An Exegetical Comment. Chicago, 1992; Idem. 8–22. Chicago, 1«Откровения»995; Aune D. E. Revelation 1–5. Dallas, 1997. (WBC; 52a); Idem. 6–16. Dallas, 1998. (WBC; 52b); Idem. 17–22. Dallas, 1998. (WBC; 52c); Garrow A. J. P. Revelation. L.; N. Y., 1997; Giesen H. Die Offenbarung des Johannes. Regensburg, 1997; Beale G. K. The Book of Revelation: A Comment. on the Greek Text. Grand Rapids; Carlise, 1999; Lupieri E. L’Apocalisse di Giovanni. Mil., 1999; Мень А. В., прот. Читая Апокалипсис. М., 2000; Prigent P. L’Apocalypse de Saint Jean. Gen., 20003 (англ. пер.: Commentary on the Apocalypse of St. John. Tüb., 2001); Osborne G. R. Revelation. Grand Rapids, 2002; Biguzzi G. Apocalisse. Mil., 2005; Smalley S. S. The Revelation to John. Downers Grove, 2005; Аверкий (Таушев), архиеп., Серафим (Роуз), иером. Апокалипсис в учении древнего христианства. М., 2008.
Исследования: Lücke F. Versuch einer vollständigen Einleitung in die Offenbarung Johannis und die gesamte apokalyptische Literatur. Bonn, 1832; Bleek F. Vorlesungen über die Apokalypse. B., 1862; Baur F. C. Geschichte der christlichen Kirche. Tüb., 18632. Bd. 1; Успенский И. И. Вопрос о пребывании св. ап. Иоанна Богослова в Малой Азии // ХЧ. 1879. Ч. 1. № 1/2. С. 3–31; № 3/4. C. 279–332; он же. Деятельность св. ап. Иоанна Богослова в Малой Азии // Там же. Ч. 2. № 9/10. С. 245–271; он же. Св. ап. Иоанн — писатель четвертого Евангелия и Апокалипсиса // Там же. 1880. Ч. 1. № 1/2. C. 47–67; Völter D. Die Entstehung der Apokalypse. Freiburg i. Br., 1882; idem. Die Offenbarung Johannis. Strassburg, 19112; Vischer E. Die Offenbarung Johannis: Eine jüdische Apokalypse in christlicher Bearbeitung. Lpz., 1886; Spitta F. Die Offenbarung des Johannes. Halle, 1889; Hilgenfeld A. Die Johannes-Apokalypse und die neueste Forschung // ZWTh. 1890. Bd. 33. S. 385–468; Жданов А. А. Откровение Господа о семи азийских церквах. М., 1891; Weiss B. Die Johannes-Apokalypse: Textkrit. Untersuch. u. Textherstellung. Lpz., 1891; Gunkel H. Schöpfung und Chaos in Urzeit und Endzeit. Gött., 1895; idem. Zum religionsgeschichtlichen Verständnis des NT. Gött., 1903; Евдоким (Мещерский), архиеп. Св. ап. и евангелист Иоанн Богослов: Его жизнь и благовестнические труды: Опыт библ.-ист. исслед. Серг. П., 1898; Орлов Н. Д., свящ. Апокалипсис св. Иоанна Богослова. М., 1904. СПб., 1999; Weiss J. Die Offenbarung des Johannes: Ein Beitr. z. Literatur- und Religionsgeschichte. Gött., 1904; Воронцов Е. А., прот. К вопросу о «первом воскресении» в Откровении Иоанна Богослова // ВиР. 1905. № 18. С. 312–330; он же. Связание сатаны (Апок. 20. 1–5) // Там же. 1906. № 3. С. 121–131; Феофан (Быстров), архим. Тетраграмма, или Ветхозаветное Божественное Имя. СПб., 1905. К., 2004; Яковлев Ф. И. Апокалипсис с очерком жизни и учения св. ап. и евангелиста Иоанна Богослова. СПб., 19052; Conybeare F. C. The Armenian Version of Revelation. L., 1907; Мусселиус В. Р. Толкование Апокалипсиса. СПб., 1909; Дитман В. А. Откровение св. Иоанна Богослова. СПб., 1910; Diobouniotis K., Harnack A., von. Der Scholien-Kommentar des Origenes zur Apokalypse Johannis. Lpz., 1911; Гамолко Н. А. К вопросу о каноническом достоинстве и церковном понимании Апокалипсиса // ХЧ. 1912. Т. 238. Ч. 2. № 10. С. 1097–1109; он же. Каноническое достоинство Апокалипсиса св. ап. Иоанна Богослова по свидетельству церк. предания I–II в. // Там же. 1913. Т. 239. Ч. 1. № 2. С. 252–271; № 3. С. 401–409; Boll F. J. Aus der Offenbarung Johannis: Hellenistische Stüdien zum Weltbild der Apokalypse. Lpz., 1914; Бухарев А. М. (архим. Феодор). Исследования Апокалипсиса. Серг. П., 1916; Четыркин В. В. Апокалипсис св. ап. Иоанна Богослова: Исагогич. исслед. Пг., 1916; Hoskier H. C. The Complete Commentary of Oecumenius on the Apocalypse. Ann Arbor, 1928; idem. Concerning the Text of the Apocalypse. L., 1929. 2 vol.; Scott R. B. Y. The Original Language of the Apocalypse. Toronto, 1928; Brewer R. R. The Influence of Greek Drama on the Apocalypse of John // AnglTR. 1936. Vol. 18. P. 74–92; Bornkamm G. Die Komposition der apokalyptischen Visionen in der Offenbarung Johannis // ZNW. 1937. Bd. 36. S. 132–149; Lund N. W. Chiasmus in the New Testament: A Study in Formgeschichte. Chapel Hill, 1942; Иванов П. К. Тайна святых: Введ. в Апокалипсис. П., 1947; Barrett C. K. The Gospel according to St. John: An introd. with comment. and notes on the Greek Text. L., 1955; Bowman J. W. The Revelation to John: Its Dramatic Structure and Message // Interpretation. Richmond, 1955. Vol. 9. P. 436–453; idem. The First Christian Drama: The Book of Revelation. Phil., [1968]; Schmid J. Studien zur Geschichte des griechischen Apokalypse-Textes. Münch., 1955–1956. 2 Bde in 3; idem. Der Apokalypse-Text des Oikumenios // Biblica. 1959. Vol. 40. P. 935–942; idem. Neue griechische Apokalypsehandschriften // ZNW. 1968. Bd. 59. S. 250–258; Ladd G. E. The Revelation and Jewish Apocalyptic // The Evangelical Quarterly. L., 1957. Vol. 29. N 2. P. 94–100; Vanhoye A. L’utilisation du livre d’Ézéchiel dans l’Apocalypse // Biblica. 1962. Vol. 43. P. 436–476; Hofmann J. Beziehungen der saidischen zur äthiopischen Übersetzung der Johannes-Apokalypse // Neutestamentliche Aufsätze: FS für J. Schmid. Regensburg, 1963. S. 115–124; idem. Die äthiopische Johannes-Apokalypse: Krit. Untersucht. Louvain, 1969. (CSCO; 297. Subs.; 33); Prigent P. Apocalypse et Liturgie. Neuchâtel, [1964]; Ozanne C. G. The Language of the Apocalypse // The Tyndale House Bull. Oxf., 1965. Vol. 16. P. 3–9; Глубоковский Н. Н. Благовестие христианской славы в Апокалипсисе св. Апостола Иоанна Богослова: Сжатый обзор. Джорд., 1966. СПб., 2002; Kallas J. The Apocalypse — an Apocalyptic Book? // JBL. 1967. Vol. 86. N 1. P. 69–80; Jones B. W. More about the Apocalypse as Apocalyptic // Ibid. 1968. Vol. 87. N 3. P. 325–327; idem. The Emperor Domitian. L.; N. Y., 1992; Jörns K.-P. Das hymnische Evangelium: Untersuch. zu Aufbau, Funktion und Herkunft der hymnischen Stücke in der Johannesoffenbarung. [Gütersloh, 1971]; Molitor J. Zum Textcharakter der armenischen Apopkalypse // Oriens Chr. 1971. Bd. 55. S. 90–148; 1972. Bd. 56. S. 1–48; Mussies G. The Morphology of Koine Greek, as Used in the Apocalypse of St. John: A Study of Bilingualism. Leiden, 1971; idem. The Greek of the Book of Revelation // L’Apocalypse johannique et l’Apocalyptique dans le NT. Leuven; Gembloux, 1980. P. 167–187. (BETL; 53); Рогозин П. И. Тайны Апокалипсиса. Корнталь, 19722; Cullmann O. Der johanneische Kreis. Tüb., 1975; Collins A. Y. The Combat Myth in the Book of Revelation. Missoula, 1976; eadem. Crisis and Catharsis: The Power of the Apocalypse. Phil., 1984; Robinson J. A. T. Redating the NT. L., 1976; Collins J. J. Pseudonymity, Historical Reviews and the Genre of the Revelation of John // CBQ. 1977. Vol. 39. P. 329–343; Schüssler Fiorenza E. Composition and Structure of the Book of Revelation // Ibid. P. 344–366; eadem. Apokalypsis and Propheteia: The Book of Revelation in the Context of Early Christian Prophecy // L’Apocalypse johannique et l’Apocalyptique dans le NT. 1980. P. 105–128; eadem. The Book of Revelation. Justice and Judgement. Phil., 1985; Bell A. A. The Date of John’s Apocalypse: The Evidence of Some Roman Historians Reconsidered // NTS. 1978. Vol. 25. N 1. P. 93–102; Birdsall J. N. The Georgian Version of the Book of Revelation // Le Muséon. 1978. Vol. 91. P. 355–366; Strand K. A. Chiastic Structure and Some Motifs in the Book of Revelation // Andrews Univ. Seminary Studies. Berrien Springs (Mich.), 1978. Vol. 16. P. 401–408; Blevins J. L. The Genre of Revelation // Review and Expositor. 1980. Vol. 77. N 3. P. 393–408; idem. Revelation as Drama. Nashville, 1984; Delobel J. Le texte de l’Apocalypse: Problemes de méthode // L’Apocalypse johannique et l’Apocalyptique dans le Nouveau Testament. Leuven; Gembloux, 1980. P. 151–166; Lambrecht J. A Structuration of Rev 4. 1–22. 5 // Ibid. P. 77–104; Lust J. The Order of the Final Events in Revelation and in Ezekiel // Ibid. P. 179–183; Vanni U. La struttura letteraria dell’Apocalisse. Brescia, 19802; idem. L’Apocalisse: Ermeneutica, esegesi, teologia. Bologna, 1988; idem. Liturgical Dialogue as a Literary Form in the Book of Revelation // NTS. 1991. Vol. 37. N 3. P. 348–372; Böcher O. Johanneisches in der Apokalypse des Johannes // NTS. 1981. Vol. 27. N 3. P. 310–321; idem. Kirche in Zeit und Endzeit: Aufsätze zur Offenbarung des Johannes. Neukirchen-Vluyn, 1983; Maier G. Die Johannes Offenbarung und die Kirche. Tüb., 1981. (WUNT; 25); Argyriou A. L’ Exégèses grecques de l’Apocalypse а l’époque turque (1453–1821). Thessal., 1982; Deiana G. Utilizzazione del libro di Geremia in alcuni brani dell’Apocalisse // Lateranum. Vat., 1982. Vol. 48. P. 125–137; Hofmann H.-U. Luther und die Johannes-Apokalypse. Tüb., 1982; Cowley R. W. The Traditional Interpretation of the Apocalypse of St. John in the Ethiopian Orthodox Church. Camb.; N. Y., 1983; The Apocalypse in English Renaissance Thought and Literature / Ed. C. A. Patrides, J. A. Wittreich. Manchester; Dover, 1984; Beale G. K. The Influence of Daniel upon the Structure and Theology of John’s Apocalypse // JETS. 1984. Vol. 27. N 4. P. 413–423; idem. The Use of Daniel in Jewish Apocalyptic Literature and in the Revelation of St. John. Lanham, 1984; idem. John’s Use of the OT in Revelation. Sheffield, 1998. (JSNT; 166); Price S. R. F. Rituals and Power: The Roman Imperial Cult in Asia Minor. Camb.; N. Y., 1984; Kretschmar G. Die Offenbarung des Johannes: Die Geschichte ihrer Auslegung im 1. Jahrtausend. Stuttg., 1985; Thompson S. The Apocalypse and Semitic Syntax. Camb., 1985. (SNTS. MS; 52); Aune D. E. The Apocalypse of John and the Problem of Genre // Semeia. Missoula, 1986. Vol. 36. P. 65–96; idem. The Prophetic Circle of the John of Patmos and the Exegesis of Revelation 22. 16 // JSNT. 1989. Vol. 12. N 37. P. 103–116; он же (Ауни). Новый Завет и его лит. окружение. СПб., 2000; Barr D. L. The Apocalypse of John as Oral Enactment // Interpretation. 1986. Vol. 40. P. 243–256; Hellholm D. The Problem of Apocalyptic Genre and the Apocalypse of John // Semeia. Atlanta, 1986. Vol. 36. P. 13–64; Hemer C. J. The Letters to the Seven Churches of Asia in their Local Setting. Sheffield, 1986. (JSNT; 11); Karrer M. Die Johannesoffenbarung als Brief: Studien zu ihrem literarischen, historischen und theologischen Ort. Gött., 1986. (FRLANT; 140); Баркли У. Толкование Откровения Иоанна. Вашингтон, 1987; Beagley A. J. The «Sitz im Leben» of the Apocalypse with Particular Reference to the Role of the Church’s Enemies. B.; N. Y., 1987; Vondung K. Die Apokalypse in Deutschland. Münch., 1988; Aland K., Aland B. Der Text des NT. Stuttg., 19892; Mazzaferri F. D. The Genre of the Book of Revelation from a Source-critical Perspective. B., 1989; Porter S. E. The Language of the Apocalypse in Recent Discussion // NTS. 1989. Vol. 35. N 4. P. 582–603; Ruiz J.-P. Ezekiel in the Apocalypse: The Transformation of Prophetic Language in Revelation 16. 17–19. 10. Fr./M.; N. Y., 1989; Taeger J.-W. Johannes-apokalypse und johanneischer Kreis. B.; N. Y., 1989; idem. Johanneische Perspektiven: Aufsätze zur Johannesapokalypse und zum johanneischen Kreis 1984–2003. Gött., 2006. (FRLANT; 215); Ulfgard H. Feast and Future: Revelation 7. 9–17 and the Feast of Tabernacles. Stockholm, 1989; White R. F. Reexamining the Evidence for Recapitulation in Rev 20. 1–10 // The Westminster Theological J. 1989. Vol. 51. N 2. P. 319–344; idem. On the Hermeneutics and Interpretation of Rev 20. 1–3: A Preconsummationist Perspective // JETS. 1999. Vol. 42. N 1. P. 53–66; Thompson L. L. The Book of Revelation: Apocalypse and Empire. Oxf.; N. Y., 1990; Каргель И. В. Толкователь Откровения св. Иоанна Богослова. СПб., 1991; Schmidt D. D. Semiticisms and Septuagintalisms in the Book of Revelation // NTS. 1991. Vol. 37. N 4. P. 592–603; Грюнцвейг Ф. Откровение Иоанна. М., 1992; Мень А., прот. Апокалипсис: Откровение Иоанна Богослова: Комментарий. Рига, 1992; The Apocalypse in the Middle Ages / Ed. R. K. Emmerson, B. McGinn. Ithaca, 1992; Hagedorn D. P. IFAO II 31: Johannesapokalypse 1. 13–20 // ZfPE. 1992. Bd. 92. S. 243–247; Буамар М. Апокалипсис св. Иоанна // Символ. 1993. № 30. С. 217–254; Гиблин Ч. Открытая книга пророчества // Там же. С. 9–216; Bauckham R. The Climax of Prophecy: Studies in the Book of Revelation. Edinb., 1993; idem. The Theology of the Book of Revelation. Camb.; N. Y., 1993; Frey J. Erwägungen zum Verhältnis der Johannesapokalypse zu den übrigen Schriften des Corpus Johanneum // Hengel M. Die johanneische Frage. Tüb., 1993. S. 326–429. (WUNT; 67); Friesen S. J. Twice Neokoros: Ephesus, Asia and the Cult of the Flavian Imperial Family. Leiden; N. Y., 1993; idem. Imperial Cults and the Apocalypse of John: Reading Revelation in the Ruins. Oxf.; N. Y., 2001; Thomas R. L. The Structure of the Apocalypse: Recapitulation or Progression? // The Master’s Seminary J. Sun Valley, 1993. Vol. 4. N 1. P. 45–66; Wainwright A. W. Mysterious Apocalypse: Interpreting the Book of Revelation. Nashville, 1993; Wilson J. C. The Probleme of the Domitianic Date of Revelation // NTS. 1993. Vol. 39. N 4. P. 587–605; Уолвурд Дж. Ф. Откровение Иоанна Богослова: Толкование Новозаветных Посланий и Книги Откровения. К., 1994; Fekkes J. Isaiah and Prophetic Traditions in the Book of Revelation. Sheffield, 1994; Giblin C. H. Recapitulation and the Literary Coherence of John’s Apocalypse // CBQ. 1994. Vol. 56. N 1. P. 81–95; Metzger B. M. A Textual Commentary on the Greek NT. Stuttg., 19942; он же (Мецгер Б.) Текстология Нового Завета. М., 1996; он же. Канон Нового Завета. М., 1998; он же. Ранние переводы Нового Завета. М., 2002; Smalley S. S. Thunder and Love: John’s Revelation and John’s Community. Milton Keynes, 1994; Аверкий (Таушев), архиеп. Руководство к изучению Свящ. Писания Нового Завета. М., 1995р. Ч. 2: Апостол; Callahan A. D. The Language of Apocalypse // HarvTR. 1995. Vol. 88. N 4. P. 453–470; Moyise S. The Old Testament in the Book of Revelation. Sheffield, 1995. (JSNT; 115); Гатри Д. Введение в Новый Завет. СПб.; Oд., 1996; Biguzzi G. I settenari ella struttura dell’Apocalisse: Analisi, storia della ricerca, interpretazione. Bologna, 1996; idem. John on Patmos and the «Persecution» in the Apocalypse // Estudios Biblicos. Madrid, 1998. Vol. 56. P. 201–220; idem. L’Apocalisse e i suoi enigmi. Brescia, 2004; idem. The Chaos of Rev 22. 6–21 and Prophecy in Asia // Biblica. 2002. Vol. 83. N 2. P. 193–210; Дикарев А. Символика чисел в Откровении св. Иоанна Богослова // ХЧ. 1997. № 15. С. 68–82; Burdon C. The Apocalypse in England: Revelation Unraveling, 1700–1834. Basingstoke; N. Y., 1997; Gentry K. L. Before Jerusalem Fell: Dating the Book of Revelation. San-Francisko; L., 1997; MacKenzie R. K. The Author of the Apocalypse: A Review of the Prevailing Hypothesis of Jewish-Christian Authorship. Lewiston, 1997; Mondati F. La struttura generale dell’Apocalisse // Rivista Biblica. 1997. Vol. 45. N 3. P. 289–327; Бенсон В. Р. Откровение. М., 1998; Campbell G. Pour comprendre l’Apocalypse: Une approche possible // La Revue Reformée. 1999. Vol. 50. N 205. Iss. 4/5 (www. unpoissondansle.net/rr/9909/index.php [Электр. ресурс]); Барсов М. В. Апокалипсис св. Иоанна Богослова: Сб. святоотеческих и богосл. толкований. Серг. П., 2000р; Backus I. D. Reformation Readings of the Apocalypse: Geneva, Zurich and Wittenberg. Oxf.; N. Y., 2000; Water R., van de. Reconsidering the Beast from the Sea (Rev 13. 1) // NTS. 2000. Vol. 46. N 2. P. 245–261; Кассиан (Безобразов), еп. Христос и первое христианское поколение. M., 2001; он же. Да приидет Царствие Твое: (Сб. ст.). П., 2003; Кирьянов Б. Н., свящ. Полное изложение истины о Тысячелетнем царстве Господа на Земле. СПб., 2001; Bøe S. Gog and Magog: Ezekiel 38–39 as Pre text for Revelation 19. 17–21 and 20. 7–10. Tüb., 2001. (WUNT. R. 2; 135); Parker F. O. «Our Lord and God» in Rev 4. 11: Evidence for the Late Date of Revelation? // Biblica. 2001. Vol. 82. N 2. P. 207–231; Ианнуарий (Ивлиев), архим. Элементы триадологии в Свящ. Писании Нового Завета // АиО. 2002. No 2(32). С. 15–22; он же. Богопротивные силы и «число зверя» в Книге Откровения // Страницы. 2006. Т. 11. Вып. 1. С. 3–10; Filho J. A. The Apocalypse of John as an Account of a Visionary Experience: Notes on the Book’s Structure // JSNT. 2002. Vol. 25. N 2. P. 213–234; Pisano O. La radice e la stirpe di David: Salmi davidici nel libro dell’Apocalisse. R., 2002; Schimanowski G. Die himmlische Liturgie in der Apokalypse des Johannes: Die frühjüdischen Traditionen in Offenbarung 4–5 unter Einschluss der Hekhalotliteratur. Tüb., 2002. (WUNT. R. 2; 154); Ким Н., свящ. Тысячелетнее Царство: Экзегеза и история толкования XX гл. Апокалипсиса. СПб., 2003; Лурье В. М. Цитата из Папия в составе арм. версии «Толкования на Апокалипсис» св. Андрея Кесарийского // ПМА. 2003. С. 511–532; Mathewson D. A New Heaven and a New Earth: The Meaning and Function of the OT in Revelation 21. 1–22. 5. L., 2003. (JSNT. Suppl.; 238); Slater T. B. Dating the Apocalypse to John // Biblica. 2003. Vol. 84. N 2. P. 252–258; Das Ezechielbuch in der Johannesoffenbarung / Hrsg. D. Sänger. Neukirchen-Vluyn, 2004; Kowalski B. Die Rezeption des Propheten Ezechiel in der Offenbarung des Johannes. Stuttg., 2004; Rojas-Flores G. The Book of Revelation and the First Years of Nero’s Reign // Biblica. 2004. Vol. 85. N 3. P. 375–392; Пестов Н. Е. Свет Откровения: Размышления над Апокалипсисом. М., 2005; Carson D. A., Moo D. J. An Introduction to the NT. Grand Rapids, 20052; Jauhiainen M. The Use of Zechariah in Revelation. Tüb., 2005. (WUNT. R. 2; 199); Marcato G. L’Apocalisse di Giovanni: Libro o Lettera // Angelicum. R., 2005. Vol. 82. N 1. P. 7–18; Rowland C. English Radicals and the Exegesis of the Apocalypse // Die prägende Kraft der Texte: Hermeneutik und Wirkungsgeschichte des NT: (Ein Symp. zu Ehren U. Luz). Stuttg., 2005. S. 160–177; Tóth F. Der himmlische Kult: Wirklichkeitskonstruktion und Sinnbildung in der Johannesoffenbarung. Lpz., 2006; Boxall I. K. Exile, Prophet, Visionary: Ezekiel’s Influence on the Book of Revelation // The Book of Ezekiel and its Influence / Ed. H. J. de Jonge, J. Tromp. Aldershot; Burlington, 2007. P. 147–164; Buitenwerf R. The Gog and Magog Tradition in Revelation 20. 8 // Ibid. P. 165–181; Kooten G. H., van. The Year of the Four Emperors and the Revelation of John: The «pro Neronian» Emperors Otho and Vitellius, and the Images and Colossus of Nero in Rome // JSNT. 2007. Vol. 30. N 2. P. 205–248; Witulski T. Die Johannes-offenbarung und Kaiser Hadrian. Gött., 2007. (FRLANT; 221); Afzal C. The Mystery of the Book of Revelation: Reenvisioning the End of Time. Lewiston; Lampeter, 2008; Davis S. J. Introducing an Arabic Commentary on the Apocalypse: Ibn Katib Qaysar on the Revelation // HarvTR. 2008. Vol. 101. N 1. P. 77–96; Scarvelis E. Andrew of Caesarea and the Apocalypse in the Ancient Church of the East: Studies and Translations / Univ. Laval. Québec, 2008. 2 vol. In 1. (www. theses. ulaval.ca/2008/25095/25095.pdf [Электр. ресурс])
Tags: апокалипсис порционно
Subscribe

Posts from This Journal “апокалипсис порционно” Tag

Comments for this post were disabled by the author