Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Что означает "картину перевели с дерева на холст"?

Крышесносная хирургическая процедура, которой наши недавние предки подвергали мировые шедевры. Зазря или нет?



Читатели несколько раз спрашивали, что означает информация в описании картины о том, что ее "перевели с дерева на холст". Рассказываю.


Для начала про дерево как основу.
Все мы в принципе понимаем, как сделаны иконы -- их пишут на досках.


(Как это влияет на их сохранность, я подробно писала в тексте "Почему иконы должны храниться в музее?")

Но поскольку текстильные слова "холст" и "полотно" давно уже стало синонимом слова "картина", обычно из сознания как-то ускользает, что и западное религиозное искусство, а также отнюдь не религиозное, первые века Нового времени тоже писались на досках, на дереве. (Ощущение дополнительно портят идеально ровные фоторепродукции).



Картины религиозные писались на досках, потому что это была в первую очередь религиозная утварь, и деревянной удобнее оперировать. Светские картины, для жилья, которые появились позже, тоже -- в первую очередь, мебилировка домов. Продолжали традицию религиозной. Ну и, самое главное, писать на натянутых холстах никто еще не додумался, и не существовало хороших технологий для этого.

"Мона Лиза" и ее оборот


Холст в качестве основы утвердился достаточно поздно.
Хотя считается, что его первые образцы можно найти в Италии 14 века, однако еще для конца 15 века его применение было редкостью. Одним из первых, кто писал на холсте, были Паоло Учелло и Боттичелли.

Большим преимуществом холста был размер и дешевизна. "Рождение Венеры" (1480 год) Боттичелли написано на холсте.
Представляете, сколько бы весила эта хреновина, если бы была сколочена из дубовых досок? И сколько бы художнику пришлось бы вложиться, только ради того, чтобы начать работу? (Хорошо тем, кто фрески на стене писал -- бескрайнее поле...)



В XVI веке итальянское искусство требовало все больше и больше размаха, Тициан и прочие венецианцы плодили свои шедевры для дворцов. Технологии быстро развивались, холст вытеснял древесину.
Итак, за XVI-XVII века полотно вытеснило с рынка основы дерево. (Как ранее масло вытеснило темперу).
Когда в середине XIX века прерафаэлиты в рамках своего обращения к средневековью начали снова писать на досках, это были дикие понты.

Тем временем шло время. Средневековые и ренессансные картины на досках перешагнули уже не первый век от своего рождения, а в Европе между тем возникли профессиональные музеи. Создатели этих музеев брали доски, покрытые темперой или маслом, из естественной среды обитания -- храмов, домов, дворцов, и помещали их в искусственные, на обозрение, где на них чихали и смотрели толпы. О системе хранения и правильной реставрации тогда, разумеется, еще мало кто догадывался.

И. Цоффани. Уффици в 1770-х годах.


***

Далее даю слов любимому Гирле, который в википедии собрал ликбез:

"Доски, на которых писали «старые мастера», со временем теряли вид, искривлялись и трескались. Деревянную основу истачивали жучки, а красочный слой покрывался сетью трещин.

Универсальным средством против «гниения дерева» мастера XVIII века провозгласили перевод красочного слоя на идеальную, по их представлениям, основу из ткани.

Как "болеют" картины: макросъемка поверхности картины "Лютнист" Караваджо. Фото ГЭ


Техника переноса красочного слоя с обветшавшей на новую основу была разработана мастерами Неаполя и Кремоны в 1711—1725 годах и усовершенствована в Париже отцом и сыном Акен (Hacquin), которым было поручено перевести на холст наиболее ветхие шедевры Лувра. (...)

В Императорском Эрмитаже без долгих размышлений на холст переводились практически все поступавшие в музей «старые доски». Необходимость этой процедуры обосновывалась длительной продолжительностью отопительного сезона в Санкт-Петербурге: «Старинные картины, писанные на дереве и привозимые из чужих краев, в особенности же из Италии, большей частью подвергаются значительным повреждениям от влияния комнатного воздуха, искусственно нагреваемого в продолжении восьми месяцев». Один только реставратор А. С. Сидоров перенёс в XIX веке с доски на холст не менее 400 эрмитажных картин; его дело продолжали три брата, дети и племянники. У истоков этой практики стоял А. Ф. Митрохин, который в 1801 году «вступил в должность исправления картин, с 1808 года предпринимал поиски средств по переносу живописи с дерева на холст, а к 1817 году наконец достиг желаемой цели». Его ученик Ф. Табунцов (1810—1861) перевёл на холст 176 картин, среди которых — «Жертвоприношение Авраама» и «Святое семейство» Рембрандта.

C зафиксированной на рабочем подрамнике картины удаляется авторская деревянная основа. Реставратор И.И. Васильев. Фото: Эрмитаж


Иногда обнажение красочного слоя приводило к искусствоведческим открытиям. Например, при переводе на холст «Мадонны Конестабиле», описанном В. В. Стасовым в очерке «Художественная хирургия», удалось выяснить, что младенец Христос изначально держал в руке не книгу, а гранат.

Гораздо чаще процедура оборачивалась художественными потерями: красочный слой истончался, и его приходилось прописывать, дописывать или переписывать. Особенно велики были потери красочного слоя на картинах, подвергшихся переводу в первые десятилетия использования техники (напр., «Мадонна Макинтоша»).

"Мадонна Макинтоша" (хранится в Лондонской национальной галерее)


Во 2-й половине XIX века авторский грунт стали полностью заменять новым масляным, который со временем нередко покрывался трещинами (кракелюрами), повреждавшими и авторский красочный слой. Кроме того, «тонкий переводной холст со временем темнел и перегорал от масла, входящего в состав нового грунта». Плачевное состояние некоторых «отреставрированных» шедевров было одной из причин трудностей, с которыми столкнулись советские дельцы при поиске покупателей на эрмитажные полотна в 1930-е годы.

В начале XX века обоснованность и эффективность перевода картин на новую основу стала подвергаться сомнению. К отказу от переводов призывал, в частности, А. Н. Бенуа. К середине века употребление техники сошло на нет".

***
Как это делалось технически?

Бралась доска. Снаружи, прямо на краску, на нее наклеивалась тряпочка.

Картинка для очень-очень отдаленного представления о процедуре.


Потом реставратор подкрадывался к картине сзади.
Деревянная основа стесывалась рубанком, затем очищалась до красочного слоя при помощи кисточек и кислот. То есть краска теперь держится на наружной тряпочке.
После эта «голая краска» переклеивалась (перекладывалась) на новую основу из ткани, которая подводилась с освободившегося зада.

Дальше из статьи ГЭ: "...проводилось выравнивание и очистка тыльной стороны грунта путем шлифовки его пемзой, а утраты заполнялись мелоклеевой мастикой, затем наносили слой переводного грунта. Так как работа велась практически «вслепую», то после подобных вмешательств на картинах, особенно написанных на деревянных основах, появлялось большое количество утрат. Это объясняется особой сложностью равномерного, послойного удаления доски из-за свилеватости древесины и наличия в ней сучков.

Слева: На нанесенный новый переводной грунт наклеивается марля. Реставратор И.И. Васильев.  Справа: Перевод с дерева. Удаление авторской деревянной основы. Фото: Эрмитаж


(...) При переводе неизбежное появление новых утрат авторской живописи и замена оригинальной основы и грунта новыми инородными материалами нарушали единство и гармоничность всей структуры памятника. Это зачастую влекло за собой появление негативных последствий, особенно при колебаниях температурно - влажностного режима: плохую связь авторского красочного слоя с грунтом и основой, появление рельефного грунтового масляного кракелюра, который, в свою очередь, вызывал трещины в авторском красочном слое. А если переводной грунт был плохо подготовлен и нанесен, он мог вызвать образование мелких жестких зернообразных деформаций по всей поверхности картины. Тонкий переводной холст со временем темнел и перегорал от масла, входящего в состав нового грунта.

Но умение переносить живопись с одной основы на другую свидетельствовало о высоком мастерстве реставратора и очень хорошо оплачивалось. Поэтому желание реализовать свои профессиональные амбиции, подкрепив их еще и материально, со временем стали не всегда соответствовать действительной необходимости проведения столь опасной операции, особенно, когда вопрос касался перевода живописи с холста на холст. (...)

Так вот в Эрмитаже, на валиках, хранят большие холсты, которые надо отреставрировать


Несмотря на все отрицательные последствия перевода, мы все-таки должны сказать слова благодарности нашим коллегам - предшественникам, которые искали пути и средства для спасения картин от повреждений, а иногда и от неминуемой гибели. Особенно это касается произведений, писанных на досках. Именно они быстрее, проще и чаще подвергаются порче от плохих условий хранения, перепадов температуры и влажности, воздействий жуков - точильщиков, которые могут превратить дерево в труху, лишив опоры авторский красочный слой и заставить буквально провалиться его в образовавшиеся отверстия.

Появление новых методик по укреплению красочного слоя и грунта, активные усилия и старания художественной интеллигенции, в частности, С.П. Яремича и А.Н. Бенуа, понимавших всю опасность данной операции, и занявших жесткую отрицательную позицию, позволили к 30-м годам XX века практически отказаться от переводов в музейной реставрации".

Tags: вопросы про искусство
Subscribe

Posts from This Journal “вопросы про искусство” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →