Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Как погибла соперница Елизаветы Тюдор: мнение современных историков

Конспект высказываний в документальном фильме «Mystery Files. The Virgin Queen». National Geographic Channel, 2011. Producer & Director Amy Foster.

В 1560 году при загадочных обстоятельствах погибла жена знатного англичанина. Но то была не обычная домохозяйка елизаветинских времён. То была Эми Робсарт, жена Роберта Дадли, фаворита Елизаветы I — славной и могущественной королевы-девственницы.

— Роберт Дадли был статным, крайне привлекательным мужчиной, и королева была к нему неравнодушна.

Сара Гриствуд:
— Послы говорили, что Её Величество навещает Дадли в его покоях днём и ночью.

Мог ли Дадли зайти так далеко, чтобы убить свою жену Эми Робсарт ради королевы? Могла ли сама королева быть причастна к этому? Или же это был просто несчастный случай?

— Это почти смехотворная теория.


AmyRobsartsRevenge_Feature.jpg


С помощью новых доказательств и современных методов расследования мы открываем тайны Елизаветы — королевы-девственницы.

7 сентября 1560 года — Елизавете I исполняется 27 лет. Уже 2 года, как она королева Англии. У неё есть сподвижники, а есть и множество несогласных с тем, что женщина наделена столь большой властью. Слухи преследуют Елизавету, ведь всю страну и её двор беспокоит то, что она до сих пор не замужем.

Специалист по истории елизаветинских времён — Сара Гриствуд.

Сара Гриствуд:
— Было множество писем от послов, советников, просьб парламента выйти замуж, соблюсти традиции, произвести наследника.

Ближайшее окружение королевы — Тайный Совет — состоял из 19 человек во главе с Уильямом Сесилом — самым доверенным придворным Елизаветы.

Сара Гриствуд:
— Сесил был государственным секретарём, её ближайшим, самым важным помощником. Он обладал огромной властью.

Но, к его недовольству, был и другой мужчина, речам которого внимала королева и, как поговаривали, даже любила. Роберт Дадли.

Берт Филдс — юрист и страстный любитель истории.

Берт Филдс, юрист, любитель истории:
— Сесил, возможно, презирал Дадли. Дадли, возможно, презирал Сесила.

После вступления на престол Елизавета назначила Дадли на завидный пост королевского конюшего.


Сара Гриствуд:
— Вряд ли мы посчитаем пост конюшего почётным, и даже враги Дадли подшучивали над ним по этому поводу. Однако он давал ему крайне важную близость к королеве. Именно Роберт Дадли был рядом, когда она выезжала на охоту, а она делала это почти каждый день. Он выступал за ней, когда она официально въезжала в Лондон, был рядом на её коронации, так что, говоря языком двора, Роберт всё держал в своих руках. И всё это тоже по-настоящему возмущало множество придворных, которые считали, что именно они должны быть рядом с королевой, будь то Сесил или другая аристократия.

Елизавета и Дадли так близки, что уже поползли слухи о более чем дружеских отношениях.

Сара Гриствуд:
— Он статен, смугл и привлекателен. За тёмный цвет кожи завистники прозвали его цыганом. Уже спустя 6 месяцев после вступления Елизаветы на трон послы стали поговаривать о том, что королева посещает палаты Дадли днём и ночью.

Но Елизавета никогда бы не смогла выйти за Дадли в силу одного крайне досадного обстоятельства: он уже был женат. Кэрол Левин — профессор истории Университета Небраска.

Кэрол Левин, профессор истории Университета Небраска:
— Если бы Дадли развёлся с женой ради брака с королевой, был бы грандиозный скандал. Это не было невозможным, но этот шаг стоил бы ему репутации.

После коронации Елизаветы Дадли стал крайне редко видеться с женой, проживая во дворце с королевой.

Берт Филдс, юрист, любитель истории:
— Теперь, когда он получил важный пост при дворе, и учитывая его романтическую связь с королевой, у него почти не остаётся времени на бедняжку Эми Робсарт. Между их встречами могло проходить по полгода. Эми, наверное, хотела бы убедить себя в том, что это всего лишь работа. Но, думаю, она была достаточно умна, чтобы понять, что вряд ли только работа может держать его при дворе.

Домом Дадли стал королевский дворец, в то время как у него и Эми никогда не было постоянного общего дома.

Сара Гриствуд:
— Что удивляет в отношениях Дадли и Эми, так это то, что у них не было собственного дома. С того момента, как Елизавета взошла на трон, Эми постоянно переезжала с одного места на другое. Она жила в чьём-то доме в Уорикшире, а за полгода до своей смерти переехала в деревню Камнор в 8 километрах от Оксфорда. Там-то она и погибла.


8 сентября 1560 года бездыханное тело Эми нашли у подножия лестницы в Камноре. Спустя более чем четыре с половиной столетия обстоятельства смерти Эми остаются тайной. Один из слуг Дадли немедленно бросился оповестить хозяина о случившемся. Смерть Эми была так удобна для Елизаветы и Дадли, что слухи и подозрения не заставили себя ждать. Коронер посчитал необходимым провести полное расследование.


Сара Гриствуд:
— Проще всего заключить, что Эми умерла, сломав шею после падения с лестницы. Однако более точным будет сказать, что она была найдена у подножия лестницы со сломанной шеей, а судебная медицина в 16 веке просто не могла восстановить точные обстоятельства смерти. Но это лишь вопрос 64 тысяч долларов.

В итоге вердиктом присяжных была смерть в результате несчастного случая. Они решили, что Эми умерла от перелома шеи, полученного при падении с лестницы.

Но несмотря на вердикт, разразился невероятный скандал. Уильям Сесил немедленно воспользовался положением и начал распространять слухи о Дадли и королеве. Нужно ковать железо, пока горячо. Если не упустить момент, имя Дадли будет опозорено навеки.

Сара Гриствуд:
— Елизаветинцы умели плести интриги не хуже современных политиков. Сесил явно видел в смерти Эми нечто подозрительное. Вопрос в том, причастен ли он, так сказать, к этому чёрному пиару.

Роберт Дадли начинает изливать душу на бумаге.

Берт Филдс, юрист, любитель истории:
— Когда Дадли узнал, что его жена найдена мёртвой у подножия лестницы, он вёл себя — по крайней мере, судя по его письмам — как совершенно невиновный человек. Он пишет, что хочет тщательного расследования и прилагает все усилия, чтобы следствие было максимально эффективным.

Роуз Дрю, антрополог Университета Йорка:
— Перелом шейного отдела позвоночника — очень серьёзная травма. Зачастую она вызывает повреждения спинного мозга. Чтобы получить паралич или умереть, даже необязательно ломать кости напополам, достаточно нарушить механизм системы поддержания спинного мозга. Если же травма более суровая, может произойти полный разрыв спинного мозга. Это почти всегда мгновенная смерть.

Используя современные методы расследования, отставной полицейский детектив Питер Блексли попробует выяснить, верен ли вердикт присяжных о несчастном случае.

Питер Блексли, отставной полицейский детектив, Скотланд-Ярд:
— В течение веков многие люди строили теории о смерти Эми. И они приходили, как я считаю, к удобным для них заключениям, которые укладывались в их теории. Однако как бывший детектив отдела убийств я лишь хочу отыскать правду. Чтобы выяснить, как умерла Эми, мы должны изучить место преступления.

Дом в Камноре, где было найдено тело Эми, снесли в 1810 году. К счастью для нашего расследования, Сэмюэль Лайсонс, знаменитый чертёжник тех времён, сделал макет здания до того, как его снесли.

Питер Блексли, отставной полицейский детектив, Скотланд-Ярд:
— Это макет Камнора, дома Эми. Это двухэтажное здание, вот цокольный этаж и второй. Лестничный пролёт, у которого была найдена Эми, находился в углу здания, вот здесь.

1376507769_vlcsnap-2013-08-14-21h58m50s211 (700x404, 26Kb)

Лайсонс также примерно зарисовал лестницу, основываясь на опросе местных жителей 1805 года. Почти наверняка ступени были сделаны из камня.

Питер Блексли, отставной полицейский детектив, Скотланд-Ярд:
— Это макет лестничного пролёта в Камноре. Вот вершина, вот ступени, идущие вниз. Мы можем посмотреть с разных сторон. Таким образом, мы видим лестницу, у которой нашли Эми.

Питер едет в Харроу — недалеко от Лондона — к лестнице, конструкция которой совпадает с конструкцией нижней секции лестницы в Камноре.

Питер Блексли, отставной полицейский детектив, Скотланд-Ярд:
— Да, это не Камнор, но мы нашли очень, очень похожую лестницу. Такие же размеры, такой же изгиб ступеней на пути вниз к цокольному этажу. Итак, давайте порассуждаем: была ли смерть Эми трагической случайностью? Могла ли она упасть с высоты всего метр — полтора, пролететь пять ступеней и скончаться у подножия? Высота не столь серьёзна, а Эми молода и вполне способна удержаться от падения. Я считаю, что женщина в её возрасте должна была быть невероятно невезучей, чтобы погибнуть от падения с нескольких ступеней. Я полностью отвергаю теорию несчастного случая.

Однако смерть от подобного падения была бы более вероятна, если бы кости Эми были слабее нормы.

Сара Гриствуд:
— Послы сообщали, что Эми страдала заболеванием молочной железы. Вполне возможно, что у неё был рак груди.

Если у Эми был рак, раковые клетки могли вызвать поражение костей позвоночника, а по мере прогрессирования болезни это могло привести к разрушению тканей внутри позвонков.

Роуз Дрю, антрополог Университета Йорка:
— При опухоли мягких тканей раковые клетки могут приводить к разрежению костей, создавая внутри них полости. Рак уничтожает губчатую ткань в центре позвонка. Это приводит к образованию пустот внутри костей, а следовательно, к их повышенной хрупкости.

— Если организм здоров, оступившись или получив травму, вы не сломаете шею. Но если позвоночник ослаблен, вследствие разрушения отдельных позвонков, это приведёт к ослаблению всего скелета.

Кости, поражённые раком, определённо слабее здоровых. Но могли ли кости Эми быть настолько хрупкими, чтобы сломаться и привести к смерти?

Роуз Дрю, антрополог Университета Йорка:
— Для начала возьмём обычные кости шейного отдела (в данном случае, у нас кости ягнёнка)  и поместим на них груз, равный весу человеческой головы — 4,5 — 5 кг. У нас будет 4 килограмма 400 граммов. А теперь попробуем воссоздать ситуацию, при которой позвонки поражены раковыми клетками. Для этого я просверлю в них отверстия.

1376507931_vlcsnap-2013-08-14-22h17m20s45 (700x404, 33Kb)

— Итак, теперь у меня есть пустой позвонок. Мы поместим на него вес и проверим, могла ли сломаться шея Эми, если её позвонок был поражён раком. Мы изобразим удар по голове. У нас не получится ударить эту конструкцию о стену, поэтому мы используем это [молоток]. Итак, как видите, она сломалась. При этом позвонок ягнёнка гораздо длиннее и гораздо плотнее, чем у человека. Но если у Эми был рак, который повлёк нарушение костных тканей, падение с лестницы вполне могло привести к перелому шеи.

Значит, смерть Эми могла быть случайностью? Однако другие доказательства требуют более тщательного расследования. В 2007 году национальный архив обнародовал оригинал коронерского отчёта о смерти Эми. Он показал, что помимо перелома шеи у Эми были две глубоких рваных раны на голове.

Питер Блексли, отставной полицейский детектив, Скотланд-Ярд:
— Отчёт был обнародован несколько лет назад, и это просто фантастика! Ведь это самый авторитетный документ, на который мы можем опираться. Он даёт нам очень и очень важные улики.

В отчёте ясно написано, что на голове Эми были две раны: одна глубиной 6 сантиметров, вторая — около 6 миллиметров.

Питер Блексли, отставной полицейский детектив, Скотланд-Ярд:
— Любая рана, которая пронзает голову на 6 сантиметров, должна будет серьёзно повредить головной мозг и почти наверняка приведёт к смерти. Но если Эми получила все эти травмы и умерла, упав с лестницы или покончив жизнь самоубийством, то это должны были быть уж чересчур несчастливые стечения обстоятельств. Это слишком удобно, чтобы быть правдой.

Современная судебно-медицинская экспертиза показывает, что столь глубокие раны головы могли быть результатом преднамеренных ударов.

Берт Филдс, юрист, любитель истории:
— Я не верю в то, что это был несчастный случай. Это было убийство.

Питер Блексли, отставной полицейский детектив, Скотланд-Ярд:
— Обе раны очень серьёзные. Была ли первая неудачей, соскользнувшим ударом? Мы знаем, что она пронзила голову лишь на 6 миллиметров. Лишь… Я бы не хотел, чтобы в моей голове было подобное отверстие, но этого могло быть недостаточно для человека, который хотел убить Эми. И он нанёс ещё один удар. Ему не нужна была полуживая Эми, она должна была быть абсолютно мёртвой. Поэтому и последовал второй удар, пронзивший её мозг на 6 сантиметров, и, конечно, это была смертельная рана. Она-то и убила Эми.

Питер Блексли убеждён, что именно это случилось с Эми Робсарт. Но если это было убийство, то кто его совершил? Роберт Дадли? Уильям Сесил? А может, сама Елизавета? У каждого был свой мотив. Но смог отважиться окропить руки кровью?

Елизавета — самая влиятельная женщина в Европе. Её отец, Генрих VIII, поменял шестерых жён. Он обезглавил двух из них ради того, чтобы вступить в новый брак. Елизавета явно без ума влюблена в Дадли. Если она хотела выйти за него замуж, возможно, убийство было не столь высокой ценой.

Сара Гриствуд:
— Из письма испанского посла мы знаем, что как-то Елизавета крайне странным образом вернулась с охоты и сказала послу, что жена Роберта мертва или, по крайней мере, при смерти. Однако датировка этих слов не совсем понятна. Это могло быть за день или за два, до того как Елизавета узнала о смерти Эми. Но ещё не приняла решение обнародовать факт.

Значит, Елизавета не вне подозрений. Официальное объявление о смерти Эми она отправляет через три дня после случившегося.

Берт Филдс, юрист, любитель истории:
— Я считаю, что Елизавета никогда не позволила бы себе быть причастной к убийству Эми Робсарт.

Кэрол Левин, профессор истории Университета Небраска:
— Этим она бы подвергла риску и себя лично, и себя как королеву. А подобное безрассудство было ей совершенно не свойственно.

А как насчёт самого очевидного подозреваемого — Роберта Дадли?

Сара Гриствуд:
— Столетиями все видели в Роберте Дадли главного подозреваемого. Теперь же мы можем прочесть его письма, насквозь пронизанные ужасом и недоумением. И если мы не посчитаем их своего рода двойным блефом или подделкой, то он пребывал в полной растерянности от случившегося. В данном случае нам следует поискать убийцу где-то ещё.

Остаётся Уильям Сесил. Если бы народ поверил, что Эми убили, а Дадли или Елизавета причастны к этому, это бы сыграло ему на руку.

Сара Гриствуд:
— У Сесила были веские причины желать Эми, если она должна была умереть, скандальной смерти. При этом мотив у него был более чем веский. Ведь если его звезда заходила за небосвод, то Роберт Дадли был на коне. Сесил был отправлен с глаз долой на северную миссию, он поговаривал об отставке, и вдруг неожиданно скандально погибает Эми. И именно он, Сесил, вновь становится правой рукой королевы, в то время как Дадли отлучают от двора.

Значит, есть причины подозревать как Сесила, так и Дадли? В то же время, дворяне не любили марать свои руки. У них были верные слуги. И порой, чрезмерно верные.

Берт Филдс, юрист, любитель истории:
— Существует ещё одна вероятность. Возможно, по неосторожности Елизавета или Дадли могли сказать: «Вот бы кто-нибудь избавил нас от этой несносной женщины!». И это услышал какой-то слуга и, думая о том, что исполняет свой долг перед королевой или хозяином, пошёл и убил Эми Робсарт.

Сара Гриствуд:
— Слуги были преданными последователями важных придворных дворян. Они могли быть всецело преданны интересам хозяев. Они смотрели на звёзды и не страдали от грязи под ногами. И когда поднимался Роберт Дадли, они поднимались с ним. Мы можем вечно гадать, мог ли кто-то из слуг помочь ему.

Таким образом, возможно, в тот роковой день Эми посетил кто-то из честолюбивых слуг. Питер Блексли считает, что именно так и было.

Питер Блексли, отставной полицейский детектив, Скотланд-Ярд:
— Кто-то с достаточным основанием желал ей смерти и добился успеха. Как удобно! Подходит всем: и Дадли, и королеве, и всем приспешникам и друзьям Дадли. Не подходит только бедняжке Эми.

Но, в конечном счёте, это не подходило даже Елизавете и Дадли. И хотя мы никогда точно не узнаем, как погибла Эми Робсарт, её смерть решила судьбу королевы и её фаворита. Слухи, окружавшие смерть Эми, так и не дали им возможности заключить брак.

Берт Филдс, юрист, любитель истории:
— Для них это был трагический конец, потому что я верю в то, что они были влюблены, но так и не смогли достичь своей цели.

Сара Гриствуд:
— Елизавета и Роберт не расставались до самой его смерти, которая наступила много лет спустя. Только через 15 лет он наконец женится снова, чем вызовет неописуемую ярость Елизаветы. Но даже после смерти Роберта, в 1588 году, через несколько недель после победы над испанской армадой, один из послов сообщил, что Елизавета в горе заперлась в своей комнате и сидела там, пока советники не выломали двери. Это была бессмертная история любви, какую бы роль ни сыграла в ней смерть Эми.

Королева оставалась незамужней, королевой-девственницей до самой смерти, после которой было обнаружено письмо, аккуратно сложенное в маленьком позолоченном ларце у её кровати. Она нежно хранила его более 15 лет, написав на нём собственной рукой: «Его последнее письмо». Послание, подписанное Робертом Дадли — самым скромным и самым верным слугой Её Величества.

Сара Гриствуд:
— Могла или нет смерть Эми помешать их браку, неизвестно, но она точно не смогла разорвать одну из самых прочных любовных связей в мировой истории.



Источник: https://www.liveinternet.ru/users/stewardess0202/post326109634/
За ссылку спасибо achi_lova

***
Не забываем, что у меня выходит
новая книга, про Апокалипсис в искусстве (предзаказ на лабиринте тут).
Покупайте!

Tags: англичане, вечера с историком
Subscribe

Posts from This Journal “вечера с историком” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 31 comments