shakko_kitsune

shakko_kitsune 10 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Вранье ли?

Есть такой типа "литературный анекдот" про Пушкина:

"А. С. Пушкин в 1820-х годах, как известно, проживал в Одессе. Здесь поэт был принят в самых аристократических семействах, где за свое остроумие и находчивость слыл любимцем девиц и дам.
Между прочим, он считался «своим» в доме известного в то время англичанина негоцианта Тома, проживавшего на Елизаветинской улице в собственном доме.
Жилось в те благодатные времена в Одессе весело и вольготно. Торговля процветала. Жизнь кругом кипела и била ключом. Балы и маскарады в бирже и в частных домах устраивались почти ежедневно.
Однажды был объявлен на бирже грандиозный маскарад. За оригинальную и остроумную маску был обещан первый приз. Любители маскарадов и призов заволновались и стали усиленно «шевелить мозгами», чтобы блеснуть своим костюмом.
В семействе негоцианта Тома было тоже волнение. Сам хозяин был большой любитель веселья и маскарадов и тоже хотел блеснуть. Он поведал об этом наедине Пушкину и попросил у него совета. И Пушкин дал ему «идею». Англичанин обрадовался и хранил эту идею в строжайшей тайне...
Наступил вечер маскарада. Было много «фей», «турчанок» и прочих шаблонных костюмов. Но вот в зал вошла оригинальная маска.
Она изображала большой фолиант, тисненный золотом, а на корешке большими золотыми буквами было изображено: «Том 1-й». Все были поражены — и англичанин Том, последовавший совету Пушкина, действительно был первым на маскараде и получил, разумеется, первый приз".

Я стала искать его концы:


Гугл букс:

  • знает его в книге 1992 года М.С. Козмана "Шутки и остроты А.С. Пушкина: полное собрание анекдотов"

  • и Слюсаря 1999 года "Вопросы творчества и биографии А.С. Пушкина"

Более ранних на ключевые слова я там не вижу.

Зато есть мемуар из знакомого его Липранди, опубликованный в уважаемом двухтомнике "Пушкин в воспоминаниях современников".
Там есть похожая история, тоже про южную ссылку. Она выглядит так:

"Так, однажды кто-то за столом рассказывал подробности бывшей охоты, и в одном случае был упомянут некто Том, относительно встречи с волком, от которого он отделался проявлением присутствия духа. Пушкин, которого всякий подобный случай особенно занимал, спросил: «который Том — 1-й, 2-й или 3-й?» Один из присутствовавших, почтенной наружности пожилой человек, очень любезно ответил: «Это был 3-й Том». Ответ этот вызвал общий смех, к которому присоединился и Пушкин. Том был австрийский консул в Одессе и старожил города, человек, уважаемый всеми и гостеприимный. У него было два сына, почти одинаковых лет с Пушкиным, с которыми он иногда встречался у Отона, в театральном фойе, и в общем разговоре обменивался словами; но отца их он никогда не видел до вышеприведенного ответа. Узнав после стола об имени отвечавшего, Пушкин подошел к нему с извинением, и впоследствии он не раз был приглашаем стариком на дачу, кажется, около Дольника".

Других упоминаний Тома в этой книге я не нашла. В "Русском литературном анекдоте" истории нету.
​***

Еще есть такая книга: Материалы для биографического словаря одесских знакомых Пушкина. Одесса, 1927. Ред. М.П. Алексеев.
Стр. 88-89 -- статья про означенного Тома

52. Том, фон. Венгерец родом, сын австрийского губернатора на Турецкой границе (Rochechouart , Souvenirs, Paris, 1889* p. 130), Т. был долгое время австрийским консулом в Одессе (уже в 1804 г. и еще в 1833 г. См. А. Скальковский , Первое тридцатилетие г. Одессы, с. 142; Пр. Од., с 228, 354 и „Календарь на 1834 г." Од. 1833 с. XLV). Весельчак, каламбурист, остряк, оставшийся таким и в преклонные годы (Сочинения П. Т. Морозов а М. 1883 с. 127; „Подарок бедным" Од. 1834, с. 97 — 98), Т. был душою одесского общества, принимая у себя и будучи непременным посетителем всех балов, обедов и увеселений. Гр. Де-лаГард рассказывает, что в одесскую чуму 1811 года, Т. первый отворил двери своего дома посетителям, „по философски решив умереть лучше от чумы, нежели от скуки" (De la Garde , Reise von Moskau nach Wien fiber Kiew, Odessa u s. w., Heidleberg 1825, S. 85, 100).

„Очень умный и любезный человек, самого лучшего тона, принадлежавшей отчасти к школе принца де-Линя",* отзывается о нем гр. А. И. Рибопьер в своих „Записках (РА 1877 II, 19 — 20). Однажды, на обеде у Сикара, Пушкин, слушая охотничий анекдот, спросил рассказчика Тома, не будучи с ним знаком: „который том: 1-й, 2-й или 3-й"? „Один из присутствующих, почтенной наружности пожилой человек очень любезно отвечал: это был 3-й том" (Липр. 1476). Каламбур этот сделался популярен: без указания на Пушкина егоприводит и Бут. II, 24.

„Том был австрийский консул в Одессе, продолжает Липранди, и старожил города, человек, уважаемый всеми и гостеприимный. У него было два сына, почти одинаковых лет с Пушкиным, с которыми он иногда встречался у Отона, в театральном фойе и в общем разговоре обменивался словами; но отца их он никогда не видал до вышеприведенного ответа (Бут., 1. с. однако ошибочно упоминает только об одном сыне — англомане „уже весьма не первой молодости"J; узнав после стола об имени отвечавшего, П-н подошел к нему с извинением, и впоследствии он не раз был приглашаем стариком на дачу, кажется около Дальника". (Липр. 1477).

Об одной из таких поездок П-на в Дальницкий хутор Т., возле Одессы, рассказывает и Вигель (VI, 174). Н. Лернер . (Труды и дни 2, с. 99) относит ее к 24 июня 1824 г. Для характеристики Т. не безынтересно и следующее относящееся к нему место из „Высочайшего замечания Одесскому Градоначальнику гр. А. Д. Гурьеву": „Нужно также обратить внимание на действия гг. консулов, а в особенности г-на фон-Тома, который уже и прежде сего изобличался в выдаче видов своих с немалым легкомыслием, даже и российским подданным" (Дело АГГ, секр. ф. 1824 № 4 л. 11 об.). Т. скончался в Одессе в преклонных летах, внезапно, от удара. Он был женат на польке, прекрасной музыкантше (Rochechouart , op . cit. p. 131), которая после смерти мужа жила с дочерью (вышедшей впоследствии за графа Трианче) в семье кн. Голицыной и умерла в Одессе вначале 1845т. (РА 1894 I, 576)".

***

А вот современный исследователь пытается выяснить как Тома крестили-то? Статья (анекдота про маскарад там тоже нет).

Благодаря доступу в австрийские дипломатические архивы выяснилось: "Христиан Самуил фон Том был «привилегированным в Вене оптовиком». Вместе с братом, Андреасом Готтлибом фон Томом, они удостоились рыцарства, то есть дворянства, в 1789 году. Фон Том был консулом сначала в Херсоне, а с 1804 года — в Одессе. В 1816 году награжден рыцарским крестом Леопольдского Ордена. Ушел в отставку, так сказать, по собственному желанию в 1830 году, а скончался в Одессе 1 января 1840-го. Карл фон Том наследовал отцу в 1834-м, а прежде служил консульским канцлером. В 1830-1834 годах в Одессе консульствовал Казимир фон Тимони. (...)

«семья не была дворянского происхождения; они стали «достойными» при дворе только в год французской революции и получили рыцарское звание. Более того, у них «говорящие имена», иллюстрирующие еврейское происхождение — Самуил и Готтлиб, то есть Еммануил». «Лояльные имена — Христиан и Андреас — приписаны по необходимости, — свидетельствует Эрнст Петрич, — иначе они никогда не сделали бы карьеры в католической Вене, в особенности карьеры дипломатической». Теперь понятно, почему фон Том никогда не подписывал деловые бумаги своим полным именем: во-первых, не мог афишировать своего происхождения в пределах России, а, во-вторых, искренне не желал быть самозванцем, то есть носить «новодельное» имя (вспомним, что сын его все же носил подлинное отчество, хотя и несколько русифицированное). Мало того, мозаика первоисточников позволяет видеть, что австрийский дипломат до конца своих дней оставался приверженцем веры отцов и покровителем своих единоверцев. Так, много места в корреспонденциях фон Тома из Одессы занимают разнообразные «еврейские сюжеты», скажем, обширная переписка о негоцианте Хаиме Гороховере (...)

Основываясь на архивных данных, выдающийся историк Одессы К.Н. Смольянинов утверждает, что самым первым печатным текстом, изданным в городе, были стихи — сонет в честь примадонны итальянской оперной труппы Густавины Замбони. Подписан же этот мадригал криптонимом «F. T.». Нет сомнений в том, что автор — это наш герой".

***

Раз все эти достопочтенные исследователи и публикаторы источников анекдота про маскарад не приводят, следует заключить, что это вранье, выдуманное до 1990-х примерно.
Расхождения в истории:

  • не англичанин, а австриец

  • не купец, а дипломат

  • не на Елизаветинской улице дом, а на пересечении современной Преображенской и Малого (тогда — Казарменного) переулка (название небось добавлено для убедительности)

UPD: сделала статью в википедии

Уважаемые комментаторы в один голос пишут, что история про костюм-фолиант чем-то напоминает главу из «Кондуита и Швамбрании», с маскарадным костюмом "Анонимное письмо". Возможно, именно на основе воспоминаний об этой книге, плюс процитированного подлинного каламбура, анекдот и выдуман, причем детали дополнены сильно по памяти.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →