Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Category:

Что будет, если из государственных музеев сразу взять и продать все картины

Уточняющий вопрос от читателей к тексту  "Сколько стоят картины в музеях":

"Если государство таки возьмёт и поменяет политику относительно картин в музеях и начнет их продавать — за какую примерно цену купят эти картины? Какова ожидаемая стоимость, если бы картины вышли на рынок?"


Илл.: "Благовещение" Яна ван Эйка из Эрмитажа, ныне в Вашингтоне

Такой эксперимент действительно был поставлен в реальных условиях. Результаты были неутешительными.


Речь идет о музейных распродажах в СССР после Гражданской войны и перед Второй Мировой войной.

По официальным данным, например, в 1930 году советскими властями за границу было продано более полумиллиона произведений искусства из государственных музей, конфискованных частных коллекций, монастырей.

В первую очередь известно, что на аукционы были отправлены вещи из Эрмитажа, однако не только из него -- привлекательные для покупателей фамилии художников искали даже по провинциальным музеям.

На самом деле статистика еше более пугающая.

Иллюстрация из аналитической статьи "Коммерсанта".


Подробно об этом можете почитать вон в статье Коммерсанта по ссылке выше, другие публикации в сети, или даже бумажные книги (!), см. список ниже.

Я так просто сформулирую некоторые общие тенденции.

Страна (которой нужны были деньги на индустриализацию и воспрять) получила мизерный процент от реальной стоимости проданных произведний искусства.
Потому что на мировый рынок моментально было выброшено огромнейшее количество вещей.
Какие из этого последствия:

1) "Девальвация" произведений искусства

Старинные ювелирные украшения, например, покупали не за работу, а по весу, килограммами. А цену древнему антиквариату придает именно работа и время, а не материал.
С картинами примерно тоже самое было. Такая гаражная распродажа. Советские власти практически бегали за иностранными покупателями и навязывались, хватали их за рукава. Те же, не будь идиотами, активно пользовались этим и спускали цену просто уже ниже каких-то приличных рамок, в сто, тысячу раз, я не шучу.

Это нормальная реация рынка, когда на нем появляется очень много одинакового.

2) Шедевров мало, а рядового антиквариата много, а он дешев

Мы в нашем гипотетическом вопросе говорим о ситуации, когда государство готово продать ВСЕ из своих музейных фондов. Советское государство, судя по всему, так и хотело, просто никто не пожелал это ВСЕ покупать. Возмем условный музей, в котором 1000 картин, из них 1 шедевр. Так вот, этот шедевр на аукционе может уйти за 10 млн долларов. А все остальные 999 экспонатов - за 1 млн долларов. Или даже за 100 тысяч. долларов. Потому что это такое антикварное барахло, пристойный подлесок. Поэтому когда речь идет о реальном рынке, например, о недавней продаже из израильского музея в Рамат-Гане, когда музею потребовались деньги на новое здание, они выставили на аукцион 1 картину Валентина Серова, а с остальным заморачиваться не стали.

Но в нашем примере рынок завалили этими 999 музейными вещами "не шедеврами", помноженными на 100 российских музеев и частных коллекций.
Представляете, какой демпинг.

Потом, вещи из кучи музеев никому не нужны из обычных коллекционеров: Кунсткамера, например. Или, скажем, музей ГУЛАГа. Это не продать никак. Музеи показывают не материальные ценности, а культурные потому что.

3) Специалистов, чтобы нормально продавать искусство, очень мало

Чтобы вещь "выстрелила" на аукционе, ее надо как следует продавать. Отреставрировать, еще раз проследить ее историю, проверить иконографию (вдруг выяснится, что это не просто какая-то толстая телка, а мадам де Помпадур), найти нормальный аукционный дом с хорошей репутацией, устроить рекламную кампанию, напечатать картину на обложке каталога, разослать его потенциальным покупателям, устроить им показ с фуршетом, и т.д.

Это штучная работа, отдельная профессия.

Когда на рынок выбрасывается сразу много, делать это некому. Профессионалов-искусствоведов с реставраторами и в обычных нормальных условиях едва хватает на текущую реставрацию и иконографические упражнения, ну а при единовременной продаже где взять людей для приведения запыленных экспонатов в порядок? Негде.
Их продавали как дрова.

Специалистов по продажам на аукционах вообще не было.
Экспертов-оценщиков, которые бы знали, какую верную цену выставить за эти вещи, чтобы советское государство не обманули -- тоже было не наскрести.
Императорские яйца Фаберже по 70 рублей штука, ага-ага.

4) Интеллигенция саботирует

Делать эти все работы по обслуживанию произведений искусства должны специально обученные интеллектуалы, музейные работники, ученые, реставраторы. Советский опыт показал, что они впадают в шоковое состояние, а выйдя из него, саботируют распродажи национального наследия даже под страхом расстрела.

Конечно, всегда найдутся профи, готовые на все ради денег, тем более, если надо банально взглянуть на икону и сказать "это 1000 долларов, а это 10 тыс." Но тут опять вопрос количества -- сколько найдется таких ушлых профи? Они не в силах будут обслужить продажу всех государственных музеев.
Ну и на то и вопрос отсутствующей совести -- такие люди нагреют себе на этом деле карманы на самом деле, а не принесут пользу государству-нанимателю. (И быстро свалят заграницу, пока не начались массовые растрелы). Так что сильно много пользы от найма таких профи без совести государство-продажник не приобретет.

Кроме того, начнутся массовые кражи, музейные работники будут выносить ради сохранения, а умные хлопцы просто взламывать склады с заштабелированными экспонатами и вывозить вагонами.

5) Дебилы среди иностранных миллионеров встречаются редко

Итак, у нас на рынок выброшено 999 рядовых вещей + 1 шедевр, и все это помноженное на 1000.

Настоящих коллекционеров искусства интересуют только шедевры. В случае Эрмитажа это были миллионеры Гюльбенкян и Мэллон, акулы жуткие, можете отдельно почитать.
И какую же картину мы имеем, анализируя их действия? Это ведь не те люди, которые себе скажут "о, молодому советскому государству надо помочь долларами, давайте дадим же им за их шедевры подлинную цену в звонкой монете".

Нет, их методы: коррупция, кумовство, натуральный обмен или услуги советскому правительству (вон, в 1980-е картину, кажется, Малевича из ГТГ обменяли на письма Ленина, сохранившиеся в иностранном архиве), обман (поменять подлинный шедевр на поддельного Гойю), торговаться до посинения, снижая цену как можно ниже и т.п.
Чиновники, ответственные за конкретное произведение искусства, необходимое коллекционеру, подкупаются или совращаются, в итоге картина продается не за 10 млн. долл. а за 100 тыщ, и т.п.

В общем, все мы живем во времена свободного рынка, можем себе представить антураж.

Итак, отвечая на вопрос "Что будет, если из государственных музеев сразу взять и продать все картины"

ФИГНЯ будет, граждане!

Грубо вывожу пропорцию:
если некое государство решит за 10 лет распродать оптом свои 1000 музеев, в каждом из которых по 10 000 экспонатов, то оно заработает примерно столько же, сколько 1 (один) частный коллекционер, за те же 10 лет, мудро и с помощью экспертов, распродающий свои 10000 экспонатов.

Конечно, в тяжелые годы индустриализации заработанные на распродаже произведения искусства деньги внесли некую лепту в становление молодой страны. Но организованы эти распродажи были крайне паршиво и принесли просто ужасающе меньше денег, чем эти вещи принесли бы, если бы их продавали как следует.

Повторения такой ситуации ни для одного государства в мире не хочется. Поскольку это означает, что государственности и законности в данной стране на данный момент пришел крах, и национальное достояние можно продавать на вес, как золотой лом.

Поэтому еще раз повторяю, что картины в музях бесценны.

Литература по теме, коротенько:

  • Проданные сокровища России / Общ. ред. Н. Семеновой; Н. Ильин. Предисл. М. Б. Пиотровского. — М. : RA, Трилистник, 2000. — 295 с. — ISBN 5-89480-027-7.

  • Эрмитаж, который мы потеряли : Документы 1920-1930 годов / Коммент., примеч. Н. М. Серапина. — СПб : Издательство журнала «Нева», 2001. — 415 с. — ISBN 5-87516-234-1.

  • Государственный Эрмитаж. Музейные распродажи 1928—1929 / Гос. Эрмитаж ; [сост. Е. Ю. Соломаха]. — СПб : Изд-во Гос. Эрмитажа, 2006. — 530, [1] с. — (Страницы истории Эрмитажа ; вып. 2). — ISBN 5-93572-115-5.

  • Государственный Эрмитаж. Музейные распродажи. 1930-1931. Архивные документы / Государственный Эрмитаж. - СПб.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2016. – 660 с.: ил. - (Страницы истории Эрмитажа). ISBN 978-5-93572-675-1

  • Ю. Жуков. Сталин. Операция «Эрмитаж». — М., 2005

  • Елена Осокина. Золото для индустриализации. Торгсин. 1931—1935 годы. — М., 2009.

  • Елена Осокина. «Небесная голубизна ангельских одежд: судьба произведений древнерусской живописи, 1920–1930-е годы» («Новое литературное обозрение», 2018).

Tags: art & crime, вопросы про искусство, советское
Subscribe

Posts from This Journal “вопросы про искусство” Tag

Bestgoblinnss

January 24 2020, 10:45:15 UTC 4 months ago

  • New comment
Я бы добавил еще один чисто маркетинговый момент - ёмкость рынка. Не думаю что у рынка произведений искусства эта ёмкость очень велика. Т.е. на определенный момент или период в мире у заинтересованных покупателей есть некий объем денег, которые они готовы потратить на картины, ну допустим 10 человек и у каждого по 10 миллионов - значит емкость 100 миллионов. И сколько шедевров на рынок не выбрасывай, хоть вообще все шедевры мира, более ста миллионов за них не получить - больше просто нет (разумеется лишь на оговоренный момент или период).

Ну это так, очень поверхностно, просто чтоб понять механизм

Comments for this post were locked by the author