Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Category:

Перри Мейсон и женщины (1934-1935 гг.)

Начала перечитывать детективную серию о Перри Мейсоне. До сих пор по мировым тиражам она на 3-м месте, после Гарри Поттера и какой-то серии детских книг, и сильно обгоняет Дэна Брауна. HBO снимает сериал по, с Мэтью Ризом.

Попробую понаблюдать за тем, как в цикле подана мораль, этика и отношение к женщинам. На дворе в начале 1930-е годы, и все это очень отличается от современного, хотя нам при чтении подсознательно кажется, что это все тот же мир.

Иллюстрация из журнала мод 1934 года.


1) Первое "Дело о бархатных коготках" (1933 год).
Персонаж только придуман. Он уже два раза круто дал противнику в челюсть, и "редко появляется в суде", предпочитая решать дела до. Женщин, имеющих больше 1 сцены, две: секретарь Делла, которая происходит из "благородной" семьи, и после ее разорения решила пойти работать, чтобы обеспечить себя; красавиц, которые живут за счет своего мужа и других мужчин, осуждает. (Показано, как она один раз в избытке чувств целует Мейсона в губы).

Вторая -- клиентка, красотка с невинным детским личиком, манипуляторша, лгунья, собирается развестись, гуляет с другим. Она постоянно надувает губки, лапает Перри и пытается сокращать личное пространство. Надо бы проверить точнее, как там дела обстояли с фам-фаталь в этом жанре, но подозреваю, что особая прелесть Мейсона для читателей была в том, что он, в отличие от персонажей а-ля Хамфри Богарт, не велся на красавиц, вообще, никогда. Цитата: "Он взял ее за плечи и повалил на кровать. Оторвал ее руки от лица и заглянул в глаза. В них не было ни следа слез". Читатель ждет уж рифмы розы (роман-то первый из серии, особенностей персонажа никто не знает), но полный облом из раза в раз. Думаю, это было ходом свежим и оригинальным -- чистый профессионализм. Делла прямым текстом говорит про нее "Ненавижу! Чудовище". У меня возникает подозрение, что это на самом деле авторская (перримейсоновская) позиция, вложенная в уста персонажа, которому можно высказывать оценочные суждения. Детектив Пол Дрейк -- второстепенный персонаж, поэтому ему тоже можно ругать тетеньку "Это обычная потаскуха, которая клюнула на богатого мужа и с этого времени обманывает всех направо и налево". Мейсон же сохраняет подчеркнутую корректность к клиенту.

В книге появляются еще две женщины -- прислуга и ее дочь-красавица, лживые персонажи, думающие только о деньгах. Еще одна женщина -- дешевая красотка, лимитчица, содержанка и предательница. Всего женщин в книге 4 (Деллу считать не будем).

Спектр персонажей-мужчин разнообразен, но у них функции в основном служебные  -- подозреваемый родственник-джентльмен, любовник красотки, журналист (которому в Сухой закон худо), полицейские, хозяин магазина... Характеры прописаны только у первых двух, тоже отрицательно-сатирически, скажу честно. Мужчин итого 6 (не считаем Перри и Пола Дрейка).

Реклама 1933 года


2) "Дело о мрачной девушке" (1933)
Клиентка опять женщина. Она пытается выставить себя беззащитной и этим завит на жалость. Молодая девушка. Красавица-блондинка. По словам Мейсона, она "играет роль, это своевольный маленький дьяволенок, который всегда получает что хочет, ведьмочка". Поднимает юбку на точное количество дюймов, в ее движениях "что-то кошачье" (очередной набор штампов). Тоже лжет о деле. Энергичная, вспыльчивая. Автору очевидно все-таки нравится.

Вторая женщина среди действующих лиц -- прислуга; коренастая, некрасивая, жадная (опять). Всего, значит, 2.

Мужчины: лопоухий жених, злой миллионер, вальяжный миллионер, стройный секретарь, пьяница-шофер, благородный свидетель-судья, агрессивный нелепый адвокат-конкурент, корыстный садовник. Люди "высшего" сословия пытаются рыцарски выгородить даму, всех остальных интересует только бабло. Кроме Пола Дрейка -- еще два помощника: интерн-адвокат и выпивоха-журналист. Мужчин 10 шт. Математика -- это примитивно, но зато как она быстро помогает вскрывать сценарные механизмы.

Интересно наблюдать, как постепенно складывается характер персонажа и золотой эталон сюжета романов серии. В предыдущем романе, кстати, до судебного заседания не дошло, а тут уже появляется спектакль. В этом Мейсон вспыльчив и заводится от хамства миллионеров, прислуги-вымогательницы, в его голосе "слышна издевка", выкручивает руку конкуренту. Уже второй раз ночует под чужим именем в гостинице. В общем, понятно, почему в 1939 году он расщепил этого персонажа, и все вот это супер-авантюрное и хитрое вывел в отдельный цикл Дональда Лэма (и какой там шикарный женский персонаж Берта Кул! Особенно для такого раннего периода; прямо торжество феминизма, самодостаточности, бодипозитива и т.п.)

С секретаршей Деллой наш герой единственной с кем разговаривает на равных и без опаски.

Обложка журнала 1933 года


Кстати, сам Эрл Стенли Гарднер на своей секретарше-то женился.
Ей, правда, к тому моменту было 66 лет.
А ему 78.
Он женился на ней сразу же, как только умерла его первая жена, на которой он был женат предыдущие 56 лет. А секретарша, которую звали Agnes Jean Bethell, у него проработала 40 лет.
Мне кажется, именно этот факт является отгадкой тайны, почему Перри Мейсон все никак не женится на Делле (под предлогом "тогда мы не сможем вместе работать и тебе придется сидеть дома печь блинчики"). Нет, на самом деле у Перри Мейсона во всех романах просто небось есть такой "персонаж за кадром", незримая жена, из-за которой вот Деллы личная жизнь такая, только в офисе.
Гарднер женился на своей Агнес в 1968 году. А через два года умер. Молодец, успел, хороший человек.
А Агнес умерла только в 2002 году, в возрасте 100 лет.
Первую жену звали Натали Тальберт (Natalie Frances Beatrice Talbert), она была секретаршей в фирме, в которой он работал. Брак заключён в 1912, разошлись в 1935 (а Агнес начала у него работать в 1928). Возможно, Натали была католичкой, поэтому развод был невозможен? У них была единственная дочь, к моменту ее смерти уже внуки и, кажется, правнуки.

Моды 1934 года


3) "Дело о счастливых ножках" (1934).
Два предыдущих романа заканчивались завлекалочками -- крючками на следующий роман. Так, в конце предыдущего Мейсону прислали "смелую" фотографию девушки, которая "не стесняется" показать свои красивые ноги, с телеграммой, подписанной женским именем. Но сев за написание книги, автор видимо понял, что хватит клиенток, и вот в офис является мужик, заявляющий, что фото послал он, подписавшись женским именем. Означенную девушку он хочет защитить. Ему 42 года, он богат и "недавно он вышел на пенсию", экий старичок. Мейсон описывает его кому-то "пожилой мужчина", обращается к нему "вы --  мужчина в возрасте; богатый пожилой поклонник". Он очень элегантно и дорого одет, но Перри Мейсон с Дрейком вышучивают его за то, как он "по-донжуански" дает прикурить Делле, и вообще пытается клеить барышень. Да, в таком возрасте надо просто надеть белые тапочки и ползти на кладбище, а не думать о плотском, что вы. Мейсон, кстати, спрашивает Деллу "ревниво", не пытался ли тот ее поцеловать.

Другие мужчины: нервный бедный молодой дантист; служебные -- прокурор, свежий труп (его как, считать за персонажа?), полицейский, два детектива, мужчина с функцией алиби, носильщик, помощники -- таксист и частный сыщик, еще несколько эпизодических персонажей.  Появляется первый негр! Функция -- ленивая прислуга, но все-таки с почином! Итого: мужчин 12+.

О, вот еще одно новшество -- положительная работающая женщина, секретарь прокурора. Еще одна! Блондинка с ярко накрашенными губами, продает сигареты в здании его офиса. Она мать-одиночка, и Перри все время оставляет ей сдачу, из жалости к ребенку. Остросоциальный персонаж! Не написано, что ребенок внебрачный, но чувствуется. Эрл Стенли Гарднер -- передовой писатель, он не осуждает! Еще одна женщина, правда не положительная, и про работу не ясно. Плюс свидетельница, тетка средних лет.  Перейдем теперь к реальным героиням-подозреваемым: обманутая победительница конкурса красоты, красавица "с волнующими бедрами" и фиалковыми глазами; и соблазненная победительница конкурса красоты, тоже очевидно не уродина. Некрасивые женщины, как вы понимаете, героинями детективного романа  не имеют права быть. Плюс третья красивая девушка, брюнетка. Итого: 6 женщин, очень большой прогресс. Кроме того, обратите внимание -- все три истории начались только из-за женщин, именно они катализатор преступления.

Еще все всё время курят, в том числе женщины -- и это важно, потому что широко приучать их к курению индустрия начала только в 1920-е, и то, что героини тут курят, значат, что они передовые, эмансипе. Все вообще стыдливо, слово "проститутка" Перри не говорит, а просит "изобразить такую женщину". Чтобы поговорить за рюмочкой виски, героям приходится стучаться в незаметную дверь, куда их пропускают через фейс-контроль. Ну да, сухой закон отменили только в декабре 1933 года.

Заметно, что цикл еще только складывается: поединка в зале суда опять нету, уже второй раз, а Пол Дрейк другу немного "изменяет". Зато наконец намечена внешность адвоката: он массивный, у него скульптурное лицо. Морду он больше никому не бьет, и по отелям под чужим именем не прячется.

Мода в 1930-е (источник)


4) "Дело о воющей собаке (1934)
Третий роман за год! Нехилая производительность труда. Автор отказался от клиффхэнгера в конце предыдущего романа, видимо, разгребать идею с присланной фотографии в последний раз чего-то задолбался.

Начинаем считать мужчин: клиент-неврастеник, сосед, повар (китаец), бездельник-игрок, таксист; служебные - прокурор, психолог, шериф, три полицейских, сержант, 2 сыщика, судья, присяжный, адвокат-помощник - 17.
Женщины: молодая экономка, которая нарочно не красится, старая глухая экономка, женщина с пронзительным голосом, служебные - сыщица, которая работала в качестве приманки в полиции нравов (красивая, молодая, умная). 4 шт.

Из любопытных маркеров времени: адвокат удивляется, что человек живет в богатом районе, и имеет много денег, а из прислуги у него "только повар и экономка". Не было, понимаете ли, у них ни дворецого, ни слуги, ни шофера! Жена была этим недовольна, наверно! Еще: муж, у которого жена сбежала, может заявить в полицию, и против любовников возбудят дело о прелюбодеянии (пережиток англосаксонской системы права). Но вообще все кажется абсолютно современным, так уж устроены подобные детективы. Только раздражает, что они все зажигают спички, чиркая о подошвы ботинок.

Интересная цитата о неизменном, вот Перри Мейсон говорит: "ты знаешь, как трудно вызвать сочувствие к женщине, обвиняемой в убийстве. Стоит сделать неверный шаг, как газеты направят интервьюировать ее спецкорреспондентов, которые напишут целые колонки бреда о тигриной грации, с которой она двигается, львином блеске в ее глазах и свирепости, скрывающейся под безобидной внешностью". И сегодня, 86 лет спустя, "колонки бреда" остаются актуальными, только сексапилу про тигриную грацию в них больше нет (потому что сегодня, в отличие от 1930-х, есть где про него еще почитать, отдельно).

Из отслеживания прогресса развития персонажа: 4-й роман, но только 2-й суд. Из отношений с Деллой -- второй телесный контакт, после выигранного дела она "обняла его за шею и закружилась с ним в восторженном танце (...) Несколько секунд она стояла молча, словно не могла найти подходящих слов, потом снова обняла Мейсона".

Платья 1934 годов повседневные


5) Дело любопытной новобрачной (1934)
Четвертый.... четвертый роман за год. Да он попроизводительней Дарьи Донцовой работает!

Опять, уже 3-й раз из 5-й, клиент -- женщина. Вообще очевидно, что ему гораздо больше нравится запускать истории с помощью женщин, а истории "из-за мужчин" выдумываются с большим усилием.
Вообще, если женщины нету, то и детектива написать не возможно.

В этом случае необычный казус: дело в том, что женщина обязана-то быть красавицей. Но Гарднер ощущает, что это как-то однобразненько, из романа в роман. И вот, в данном случае, новая клиентка -- но писатель специально подчеркивает (!), что она некрасавица. Это как в "Последнем киногерое" -- все телки на заднем плане должны быть красотками, потому что это кино-Калифорния. Вот и тут, нужно специально оговаривать, что нет. Однако уродиной героиня все-таки быть не может, так что Гарднер добавляет, что  у нее хорошая фигура и очень милая улыбка.

Считаем персонажей: печатник, мужчина с симпатичным лицом, таксист, муж-невротик, миллионер, второй таксист, 2 полицейских, 2 журналиста, доктор, электрик, оперативник, судья, прокурор, бейлиф, второй судья, автозаправщик, сосед-подкаблучник, репортер. 20 человек мужчин.
Женщины: молодая девушка, телеграфистка, завистливая соседка (толстушка), медсестра, дочь электрика, несимпатичная женщина (тут их прямо куча в романе), суровая соседка. Появляется телефонистка по имени Герти (помощница Деллы, будет возникать потом). 8 женщин.

Вообще обилие некрасивых женщин объясняется сюжетом: в книге действует брачный аферист. А красивые женщины, как вы понимаете, на такое купиться не могут!!! Только некрасивые, отчаявшиеся.

На пятой книге любовь Перри к Делле получает некоторое, наконец, развитие: "между ними выросла дружба", "ее пальцы сжали его ладонь", Пол Дрейк над ними подтрунивает, что они, мол, в кабинете уединиться не могут? Но вообще все жутко целомудренно, как всегда у Гарднера. У Стаута, кстати, тоже -- то, что два его последних "старческих" романа на самом деле написал литнегр, очевидно по упоминанию, что персонажи занимаются сексом.

Кадр из раннего сериала "Перри Мейсон" (1934-37 гг.)


***

За 2 года Гарднер написал 5 романов (и главное, опубликовал! тут меня накрыла зависть). Записывать и анализировать я что-то подутомилась, так что давайте подытожим.

Идет постоянное развитие -- увеличение числа персонажей. Как у жонглера: новичок пытается удержать 2 мячика, профессионал держит в воздухе и легко контролирует 10. Так и Гарднер -- по мере прогресса он не стесняется вводить необходимые ему служебные фигуры и не переживает, куда он потом деваются (сначала переживал).

Виден бытовой расизм -- к неграм, китайцам, но он случайный, мимолетный. Снобизм более заметный и постоянный -- положительная прислуга еще ни разу не попалось, все, как на подбор -- завистники, воры, жадюги. Впрочем, очень богатые люди все тоже -- отрицательные, такие капиталисты зажравшиеся, манипуляторы.

Отношение к женщинам у Гарднера достаточно прогрессивное: он делит их на сексапильных паразиток и положительных работяг. Идея о том, что женщина работает (и курит) не кажется ему нонсенсом, наоборот, его "хорошие" персонажи-женщины характеризуются именно через наличие работы. Злодейки-паразитки -- обычно содержанки, изменяющие жены.
При этом достичь равноправия в количестве мужчин и женщин -- невозможно: во-первых, почти все рабочие роли (таксисты, полицейские, судьи, журналисты) -- это мужчины, такого количества женских профессий попросту еще нет. Во-вторых, из-за особенностей детективных сюжетов: почти все истории -- про 1 бабу, вокруг которой разворачивается клубок проблем, связанный с мужчинами.

В общем, читать старинные детективы, обращая внимание не только на убийства, но и на социалку, оказалось интересным занятием.

Tags: книги
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →