Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Category:

Грязные тайны «Вакха» Караваджо

Одна из самых красивых картин живописца эпохи барокко скрывает несколько секретов, причем узнать их можно, только лишь если вглядеться в детали, покопаться в грязи и мраке...


Караваджо. «Вакх». Ок. 1596 г. Уффици

Картина, названная именем античного бога виноделия Вакха-Диониса, изображает томного, красивого юношу южного типа. Он облачен в подобие древнеримской тоги, видимо, возлежит (именно в этой позе римляне трапезничали), держит в руках бокал с вином, а графин стоит на столе, рядом с фруктами. То, что это — Вакх, помимо красного вина обозначает венок на голове персонажа, сплетенный из виноградных листьев и с гроздьями. Понятно, что нормальные люди такое вместо шляпы не носили, надо быть богом или натурщиком.





Давайте же поищем грязь!

№1: под ногтями

Давайте всмотримся в то, как написаны руки Вакха. Под ногтями юноши совершенно отчетливо видна чернота! Сегодня с таким "маникюром" его любой hr завернул бы на собеседовании, и девушки на свидании тоже.



Зачем это автору? Примитивное объяснение гласит, что натурщиком был босяк из народа, вот и художник, не парясь, написал грязищу под ногтями ровно такой, как увидел. Однако высокое искусство так не делается: ничего не помешало бы Караваджо приукрасить своего натурщика, написав чистые руки.

Объяснение может быть другое. Например, Караваджо бравировал перед своими аристократическими заказчиками тем, что нанимал позировать для Магдалины и апостолов бомжей и блудниц (совершенно резонно отмечая, что у Магдалины была явно такая профессия, а апостолы реально бродяжничали). И, в случае Вакха, ногти он мог оставить грязными нарочно, чтобы еще раз понты кинуть перед заказчиком, подчеркнуть, что он, художник, может извлечь красоту из чего угодно. Или, например, такие руки показывали, что бог Вакх был земледельцем, виноделом — вот, ровно так, по-крестьянски, он и изображен.

Грязь №2: в тарелке с фруктами

Если вглядываться в детали дальше, становится еще интереснее. Вот блюдо с фруктами на столе — традиционный символ изобилия и плодородия, часто встречается в вакхических сценах.



Но не так все просто в картине Караваджо. Яблоки тут лежалые, с бочками, если вглядеться еще внимательней, на них, говорят, можно углядеть следы гусениц. Листья у плодов пожухлые.

Этот натюрморт сразу становится аллегорией. Он говорит о том, что все земные удовольствия — бренные, и что красота молодости преходяща, и за ней может скрываться ГАДОСТЬ. Поскольку все это прилагается к изображению полуприкрытого красавчика с призывным взглядом из-под ресниц и надутыми губками, плюс Караваджо сам известный ценитель "особенной" любви, то возможно, здесь намекается как раз на ее опасности.



Грязь №3: наросла с веками

А вот этого секрета в детали художник наверно не задумывал и особо не скрывал. Оно исчезло само, с ходом времени, пока темнели краски полотна и, главное, покрывающий их сверху защитный слой лака. Правда выяснилась во время недавней реставрации и расчистки. Оказывается, в графине с вином отражается художник за мольбертом, то есть Караваджо спрятал тут свой автопортрет!



Собственно говоря, на сегодняшний день это единственный прямо совсем железно достоверный автопортрет художника (все остальные остаются теориями).

Увы, неворуженным глазом его и ныне не видно, только при специальной фотосъемке.



***
Список предыдущих выпусков цикла "Шедевры от А до Я" здесь.

Tags: переезд старых постов, шедевры А-Я
Subscribe

Posts from This Journal “переезд старых постов” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →