February 15th, 2007

1 dress

(no subject)

Припозднившиеся молодые люди на Пушке в полдвенадцатого ночи толкаются у ларька с дурацкими сувенирами, чтобы быстренько купить фигню, из того что осталось на витрине, и прийти домой, к любимой, без скандала. Под фонарем целуются взасос две артистические женщины в роскошных шубах. Маленькая девочка лет семнадцати идет, не видя толпы, по переходу, и бесшумно плачет, потекшая тушь делает ее похожей на кого-то из KISS. Пара движется, не отрывая друг от друга прикованного взгляда, так что я начинаю волноваться, не врежутся ли они в столб. В подъезде валяются растоптанные белые сортовые гвоздички. Красивейший, плохо пахнущий, дагестанец с убийственной ямочкой на подбородке, водитель пойманной машины, подпевает элвисовскому Love me Tender по радио. Соседи сверху, кажется, сейчас проломят потолок. О Дне Святого Валентина всегда интересней писать на следующее утро.
1 dress

(ах, какой темный скан)


«Он был лыс, несдержан и честолюбив. Женщины сплошной тучей залегли вокруг него – по временам из-за юбок он не видел ни жены, ни солнца». Так Вениамин Каверин описывает Шкловского 20-х годов в романе «Скандалист».
1 dress

(no subject)

Да, интересно, как бы от этого изменилась манера:

В последние годы жизни Станиславский мечтал так поставить спектакль, чтобы актеры в ходе репетиций не знали, с какой стороны будет сцена, откуда будет смотреть на них зритель. (Ираклий Андроников)