September 2nd, 2008

1 dress

(no subject)

Вчера ездила с камерой в семью с слепым сыном.
Ему что-то не так сделали в роддоме, и в 5 лет он почти совсем ослеп. Теперь ему 19.
Я становлюсь слишком сентиментальной, потому что у меня слишком развито воображение.
Они всю жизнь читают ему учебники вслух, и целых три года отец от него просто не отходил.
Несколько лет назад мать пошла работать в районный центр заботы о детях-инвалидах. Теперь дома у нее слепой сын, а на работе 223 ребенка-дауна, калеки, немых и т.п., которым она выбивает стипендии и гранты и устраивает праздники и концерты.
Я сижу дома с простудой, читаю юридический роман о марке туллии и пью лекарства. Мы не ценим того, что у нас есть, пока у нас этого не отнимется - или пока мы не увидим, не прочувствуем другого, у кого уже отнялось.
Мне нравится моя работа, я стала менее глухой.