September 9th, 2009

1 dress

(no subject)

Увы, панове. Внезапно поняла я, что пересекла ту черту, за которой остается юность. Все меньше стало у меня холостых приятелей, с которыми можно выпить пива.

Тонким карандашом в телефонную книжку дописываются имена жён; рядом постепенно втискиваются имена младенцев и даты их первого крика, а в металлических бочках под стойками московских пивных тщетно тоскуют по нам стаут и лагер, находя, наконец, последнее успокоение в желудках людей, не столь утонченных, коими были мы. И я бы, и я бы тоже не желала узреть своего супруга над Fuller's в компании особы, своим дерзким лицом и будоражащим телом подобной мне: ведь что за жена друга может узнать и поверить, что я – агнец, а не тигрица? И что на душе у меня осень, что я скандалю за своим письменным столом, заикаясь на людях, и поклоняюсь Марку Ферро и Фернану Броделю, и что целый год – увы, это всё же наверно изъян – не изменяю своему мужчине, и что главное наслаждение мне доставит ваш муж не прикосновением тёплых ладоней, а умными байками и остатками образования, подкормленными жизненным опытом?
Трудные времена настали, meine Damen und Herren, и чую я, что не станет мне дальше отрадней.