September 14th, 2010

1 dress

Муха



На "Портрете монаха-картезианца", написанном Петрусом Кристусом в 1446 году, на "ванэйковском" выступающем крае - воображаемой грани, разделяющей пространство изображения и пространство зрителя, - в профиль показана муха довольно внушительного размера.



Интерпретация мотива остается неопределенной, поскольку его можно рассматривать в одновременно в трех аспектах.

  • В качестве memento mori его наличие вполне естественно объясняется религиозным саном изображенной модели.

  • Между тем, если согласится с традиционной трактовкой, согласно которой моделью послужил Дионисий Картезианец, то второе значение наслаивается на первое: муха может быть аллюзией на его сочинение De venustate mundi ("О прелести мира и красоте Божией"), где Дионисий Картезианец описывает красоту мира как иерархию различной красоты, в которой самая низкая ступень представлена насекомыми. В таком случае муха - это вовсе не выражение memento mori, но свидетельство всеобъемлющей красоты сотворенного мира, такой, какой описал ее человек, изображенный на портрете.

  • Но в любом случае муха представляет собой образное удвоение подписи художника. Расположенная точно между его именем и фамилией, она подчеркивает мастерство живописца, проявившего особый интерес к проблемам линейной перспективы и первым среди фламадских художников открывшего - причем "чисто эмпирически", как настаивает Панофский, - принцип единой точки схода для построения перспективы; он применял этот принцип примерно с 1450 года. В данном контексте и на картине, где геометрическое пространство сведено к минимуму и сконцентрированно именно внизу, на выступающем крае, нарисованная муха обретает значение художественной и умозрительной подписи: живописец ставит здесь свой личный знак, подобно тому, как он поступает, заимствуя для буквы С в слове fecit престижное написание ван Эйка.


Даниэль Аррас. Деталь в живописи. СПб, 2010. С. 119-120