?

Log in

No account? Create an account

Шакко

Необычный блог про историю искусства

Зинаида Серебрякова - Автопортрет в мужском образе
1 dress
shakko_kitsune

Read more...Collapse )

Королева Елизавета Тюдор
1 dress
shakko_kitsune
Не жди даров фортуны, не кланяйся судьбе,
Но доблестью заставь ее покорствовать тебе.

Русские переводы стихов

Репортажи из троллейбуса "Б"
1 dress
shakko_kitsune
У окна сидела серая и худая женщина, одетая серо и скупо, как одеваются уборщицы из стран СНГ.
У нее было усталое и худое лицо, наводящее на мысли о голодном алкоголизме, а куча набитых пластиковых пакетов вокруг довершали образ чистого бомжа.
Диссонансом был ярко-алый платок, повязанный на седую голову.
Седина, кстати, казалась неожиданной - женщине было всего лет сорок, но мы-то, девочки, знаем, что теперь мы все седеем уже в двадцать два, после первого несчастного сожительства, да здравствует шварцкопф и прокторэндгембл.

Ярко-красный платок превращал ее в квартирантку Коржева, революционершу Дейнеки, депутатшу Пластова. Ассоциация тем более подходящая, что женщина все время вещала. Громко и на весь салон.

Она вещала про плохого Путина, плохого Чубайса, плохого Обаму, плохого Малахова... примерный текст не сложно интерполировать. Сидящий напротив юноша, зажатый глуховатой теткой под шестьдесят (лет) и сто (килограммов), не могша сбегнуть, ежился под напором ее голоса, прятался в крохотные наушники, извивался, страдал. Я сидела через ряд и тоже страдала - тонкое деликатное существо, пламенная поклонница оплевываемоего Малахова.

Ситуация разрядилась неожиданно: в троллейбусе рядом ехала бразильская пара и их португалоязычный гид-москвич. По-гидски поставленным оперным голосом, на весь троллейбус, он начал рассказывать им что-то по португальски, кажется, про отличие православной Пасхи от католической.

По салону неслось: Мае де Деус, Жесус Кристо, крусификасо, эукарисчиа, апостоло Педру!

Психическая, наклонив голову, замолкла и вслушалась. Магический последыш волшебной латинской речи, пересыпанной португальскими "ш", зачаровал ее.

Она молчала целый сектор Садового кольца, от домика Чехова до зала Чайковского, пока гид рассказывал мужчине, похожему на Бандераса и женщине, похожей на Эдварда Нортона, про "отел Пеким", "жарджи Акуариу" и "танки диж примеру джи майу". Потом он замолчал: они вышли на Маяковке. Сеанс экзорцизма закончился.

Женщина тоже встала, прошла мимо меня, и вблизи стало заметно, что одежда на ней дорогая и новая, просто серая, обувь тоже чистая и хорошая, и все пакеты чуть ли не из "Глобус Гурмэ". Она шла по проходу, выплевывая филиппики о Тине Канделаки (я кстати солидарна, телеканал жалко, хотя эта вещала про блуд), люди от нее отворачивались. Интересно, не от Эрме ли был революционный платок?

Да здравствует весна, время обострений и массовых блокировок психов в Википедии.