?

Log in

No account? Create an account

Шакко

Необычный блог про историю искусства

Автопортреты с животными вместо глаза - Flora Borsi
1 dress
shakko_kitsune
проект Animeyed.



ещеCollapse )

Сказ об атамане Парамонове REAL LIFE
1 dress
shakko_kitsune
На выходных оказались мы в одном провинциальном городке, милые домики с резными наличниками, вид на великую русскую реку, яблоньки в цвету.
Мне захотелось пить, и через некоторое время я обнаружила себя в лучшем ресторане города.
То есть это я потом поняла, что это - лучший ресторан в городе: так-то (блесну московским снобизмом) он бы прокатил за отличную пивную рядом с домом в спальном районе столицы, не более того. Но при этом двоим объесться - на тысячу двести рублей.

Женька где-то потерялся, я сидела там одна, ожидая воссоединения с суженым и утоления жажды. И пока мне несли кока-колу со льдом, чайник с бергамотом, поллитра кваса, стакан морсу и чашечку капучино, я дрожала от разворачивавшейся перед моими глазами картины. При этом ругаясь мысленно на Женьку, что мне приходится переживать это эстетическое впечатление в одиночестве.

Это было около трех часов дня, но в зале разворачивался банкет.
За длинным столом сидело человек двадцать горожан, не туристов, одетых в лучшее, причем не с люрексом. Были в основном это люди основательные, лет сорок-шестьдесят: тяжелые квадратные затылки, похожие на арбузы, выращенные в неволе, загривки в складочках, как у мопсов, зубы золотые, удобная обувь, галстуки уже сняты. Пили они водку, но без воплей. Это были суровые, сдержанные люди, как я позже поняла, сотрудники одной фирмы - механики, водители, экспедиторы, бухгалтерши. Затылки у бухгалтерш тоже были квадратными, это было заметно, потому что многие из них были стрижены под мальчиков, пусть сами и в возрасте бабушек.

Во главе стола сидел празднуемый, над головой у него был развернут транспарант с надписью "60 лет Петровичу". На голове у него была корона, не бумажная из Бургер-Кинга, а из блескучей фольги. Сзади стоял подарок - огромный парный портрет с супругой: сам он изображен в образе царя Алексея Михайловича (н/х, ГИМ, инв. 55384), только лицо заменено фотошопом, для жены использовали кадр с царицей Марфой Васильевной из фильма Гайдая.

Пропущу церемонию осушения хрустальной вазы, передаваемой по кругу и произнесения церемониальных тостов, перейду сразу к эпосу.
Две из упомянутых дам - одна похожа на Гельмута Коля, вторая - на Яна Маккелена, встали рядом с юбиляром и развернули свиток.
И принялись читать рифмованный текст, описывающий биографию Петровича.

Размер был простенький, как в "Песне о Нибелунгах" (цитата - "Он, конечно, не Гейтс Билл / Но и в общем не дебил"), и, как в "Песне о Нибелунгах", это размер был использован для воспевания эпических подвигов, каковой диссонанс усиливал эффект.

Я тянула кока-колу со льдом под их чтение, выходившее смесью частушек и рэпа, о жизни, полной труда и забот, не то что моя, мотылька-гуманитария. Односложными, насколько я понимаю, ямбами было изложено, как молодой Петрович до перестройки получил диплом инженера, встретил на дискотеке ("танцах") будущую жену и отбил ее у кого-то. (Увы, я не запомнила самих строк, передаю общий смысл). Как он строил адронный коллайдер и потом что-то много про качество бетона. Стакан морсу, Женьки все нет. Про прокладку коммуникаций в неком закрытом городе. А потом, минут через 10 декламации (дамы читали иногда по очереди, иногда вдвоем, напоминая мне хор из правильного античного театра) мы подобрались к Перестройке.

Я сидела, затаив дыхание: нечасто сюжеты из "Дня выборов" встречаешь в реальной жизни. Особенно мне понравилась строфа, в которой Петрович, оставшись в 90-е без работы и без денег, пошел на рынок продавать капот и колеса от машины тёстя. Далее к нему на этом рынке подкатили братки и начали трясти. Петрович вежливо попросил их этого не делать, начались волнения...
В общем, сегодня Петрович владеет сетью салонов автозапчастей и автомоек в этом городке и в нескольких окружающих городках помельче.

Дамы закончили, свернули свиток и расцеловали Петровича. Коллеги рукоплескали. Я отдышалась.
И как только они закончили - вошел Женька.
Очень-очень-очень долго ему не искупить вину за то, что оставил меня в столь сложный с поэтической точки зрения момент без моральной поддержки!
Кто не видел: Несчастный случай - Сказ о битве атамана ПарамоноваCollapse )