March 18th, 2017

3 Chie Yoshii

Рерих, от которого меня не тошнит (образца 1910 года)

Великий гуру теософии Николай Рерих начинал вполне прилично, с другими художниками Серебряного века, работал на "Русские сезоны" Дягилева, интересовался русской стариной.

Но потом у него случилось просветление, осознание великой своей миссии, он открыл для себя пленительный мир Нью-Эйдж, ощутил себя реинкарнацией Сен-Жермена, Лао-цзы и проч., появилось множество учеников и далее понеслось, прямиком в учебник Дворкина "Сектоведение". Картины этого зрелого периода лично мне не нравятся, они, может, более самобытные, но энергетические вибрации от используемой Рерихой колористической гаммы -- мне не по нутру. Тем более идеологическое содержание.

Но вот, возвращаясь к теме, ранний Рерих, который вполне мил.

Итак, в 1909 году Филадельф Геннадьевич Бажанов - директор-распорядитель «Торгово-Промышленным товариществом Ф. Г. Бажанова и А. П. Чувалдиной», потомственный почетный гражданин, петербургский купец Первой гильдии, пожизненный член Русского Собрания, председатель Правления Триумфальной мануфактуры и Петербургского общества взаимного кредита и т.д., в общем, такой дореволюционный олигарх, решил построить себе дом в Петербурге. И пригласил самых модных художников.

Рерих украсил ему Большую столовую своим "Богатырским фризом" (ныне в Русском музее).


Collapse )