Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Categories:

Карлики - портреты эпохи барокко



Хуан ван дер Амен, "Портрет карлика", ок. 1616

Карлики были любимыми шутами европейских монархов. При дворе Филиппа IV Испанского - того, на кого вкалывал Веласкес, говорят было около 110 карликов, Екатерина Медичи при французском дворе - более 80 карликов.
Только с ними король мог расслабиться, выйти из образа, отдохнуть.

"Карлик-шут мог говорить, что хотел и когда хотел: такова была его привилегия. Временами исключительно едкие замечания глубоко задевали сознание господина, открывая правду, которую другие придворные и слуги не смели ему выложить. Такие карлики всегда имели доступ к королям, фамильярно обращались с суверенами и могли говорить без разрешения. Были придворные карлики, которые не были шутами, но имели другие специфические задания. Например, бить в костельные колокола, дуть в рожок во время турниров, оповещать гостей или удерживать коня во время торжеств. Маленькие люди служили также пажами, посланцами, поверенными, а временами и шпионами, чтобы выявлять разного рода интриги". (с)


Хуан Кареньо де Миранда, "Карлица Еухения Мартинес Вальехо одетая" и "Карлица Еухения Мартинес Вальехо обнаженная", 1680

(Кстати, мне всегда было интересно, держал ли Гойя в памяти эту пару картин из Прадо, когда писал Маху одетую и маху обнаженную? )

Андреа Мантенья. Двор Мантуи, 1471-74



"Любовь к карликам при итальянских дворах граничила с манией. Все известные семьи — Феррари, Висконти, Медичи и другие - содержали огромное число карликов. Не уступали им и служители церкви. Например, папа Лев X, или кардинал Вители, однажды дал скандально известный обед, обслуживаемый тридцатью четырьмя карликами. После этого всем князьям на определенное время было запрещено принимать карликов на службу."

Антонис Мор, "Станислав, карлик кардинала Гранвелы", 1560



Карел ван Мандер 3-й, "Портрет карлика с датским догом Раро" (до 1670). Заметьте, имя дога известно, карлика - вроде нет.



Перкео, придворный карлик Гейдельберга
Перкео служил при Карле Филиппе (1716 – 42 г.г.) придворным шутом и охранником бочки. Князь встретил его в Южном Тироле и услыхав, что тот выпить здоров, спросил: У меня в Гейдельберге самая большая в мире бочка вина, ты и её выпить сможешь? Юморист карлик ответил: перке но?! (итал.: а почему нет?!). Князь взял весельчака с собой и назначил ответственным по большой бочке, а имя его было с тех пор Перкео! Раз на охоте Перкео отстал от общества и вина ему не досталось (опохмелиться не дали!) от этого он и умер.



И, конечно, карлики Веласкеса





Карлик, сидящий на полу («Дон Себастьяно дель Морра» ?), ок. 1643-44 — шут правителя Фландрии кардинал-инфанта Фердинанда. Причиной физических недостатков Себастьяна де Морра явилась тяжелая наследственная болезнь, называемая остеохондродисплазия, при которой из-за недостатка гормона нарушается рост хрящевых и костных тканей. Поэтому у Морра так нарушены все пропорции тела. При этой болезни не редкость полное отсутствие пальцев. Но умственные способности, психика и сексуальные способности у таких людей остаются совершенно нормальными. По свидетельствам современников, де Морра был на редкость умный и ироничный человек, к тому же отличавшийся феноменальной физической силой и любвеобильностью.

Придворный карлик Франсиско Лескано по прозвищу «Дитя из Вальескаса», ок. 1643-45 — неряшливо одетый подросток с крупной головой, большим зобом и постоянно открытым ртом. Одутловатое лицо с седловидным носом, широко расставленные глаза, низкий лоб и непропорционально короткая фигура с толстыми кривыми ножками — характерные признаки больного кретинизмом. Эта болезнь, как правило, связана с резко сниженной функцией щитовидной железы, что вызвано недостаточным потреблением йода с пищей. Кретинизм часто встречается в горных районах с эндемическим распространением зоба. Именно в такой деревушке Вальекас, неподалеку от Мадрида, родился Франциско Лескано. Известно, что Франциско Лескано принадлежал принцу Балтазару Карлосу и умер в 1649 году в возрасте двадцати двух лет

Придворный карлик с книгой в руках («Карлик дон Диего де Аседо по прозвищу Эль Примо»), 1644 — по своему сложению Эль Примо (прозвище означает «Кузен») относится к лилипутам непропорционального карликового роста. Происхождение подобной аномалии — последствия тяжелого рахита, перенесенного в раннем детстве и вызывающего нарушение минерального обмена в растущем организме. Но такие люди, как правило, хорошо учатся, получают образование, обзаводятся семьями. Эль Примо занимал особое место среди придворных шутов: он происходил из древнего дворянского рода и принадлежал к ближайшей свите короля, сопровождая его в поездках по стране. Карлик считался образованным человеком, любил литературу и сам сочинял стихи. Кроме своих шутовских обязанностей, он имел почетную должность в канцелярии королевской печати, да и на портрете он изображен с книгой в руках. Известно, что Эль Примо стал героем мелодраматической истории, когда ревнивый смотритель королевского дворца убил кинжалом свою жену за связь с ним


Кстати, вопрос к искусствоведам - а где вообще и кем сформулирована непосредственно концепция "шутовского портрета"? какую нибудь литературу можете назвать? а то я кроме Tietze-Conrat, Erica. Dwarfs and Jesters in Art чо-то ничего приличного не нахожу.
Tags: искусство испанское, портреты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments