Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Categories:

Cogito ergo sum



Джошуа Рейнольдс, портрет барона Дж. Амхерста, 1765

Вещь забавная и представляет собой нечто вроде бутерброда: покойный был удачливым генералом, а их еще с XVI века все время писали в латах, с маршальским жезлом, чтобы подчеркнуть, что модель портрета - великий полководец. Выглядело это обычно вот так:



и, ежели ты военачальник, позировать без кирасы как-то неприлично - как же тогда зритель узнает, насколько ты крут?
Обычные мундиры, которые эти солдаты на реальном поле боя, пользовались в портретах гораздо меньшей популярностью.

Однако ж на дворе у нас тут уже вторая половина 18 века, сентиментализм с романтизмом уже активно маячат на горизонте. Да и портретисты научились рисовать своих важных клиентов не торчащими столбом посреди картины, а с живой мимикой, жестикуляцией, активными позами. Жест, который демонстрирует барон - обозначает глубокую работу мысли и богатый внутренний мир, недаром его так полюбят поэты и писатели, заказывая себе портреты.


это Байрон - великий романтик

Поэтому Рейнольдс, очевидно, разрываясь между двумя традициями как тянитолкай (может, и заказчик требовал особенного), произвел на свет вот этот портрет, который "одной ногой еще стоит" в 17 веке - а другой уже шагнул в 19-й век.



1. Питер Лейли. Вильгельм Оранский, король Англии, 1680-1710 гг.
2. Джошуа Рейнольдс. Дж. Амхерст, 1765
3. Валентин Ванкович. Адам Мицкевич, 1827-1828 (польский поэт очевидно косит под Байрона)


Более мне задумчивых портретов в доспехах не попадалось, зато без них - полно, и мне нравится их настроение.



Tags: кадавры, портреты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 63 comments