Шакко (shakko_kitsune) wrote,
Шакко
shakko_kitsune

Categories:

Поддельная Гончарова (часть 2)


НАЧАЛО ТУТ

«Вариации на тему» Гончаровой


Ряд картин, опубликованных в каталоге Дениз Базету, отечественные специалисты считают «вариациями на тему» Гончаровой.







  • Рис. 8. Наталия Гончарова. Стрижка Овец. 1907. Музей истории искусств. Серпухов. Кн. Базету: илл. 130








  • Рис. 8. Наталия Гончарова. Стрижка Овец. 1907. Музей истории искусств. Серпухов. Кн. Базету: илл. 130








  • Рис. 9. Наталия Гончарова (?). Полевые работы. Частное собрание. Кн. Базету: илл. 131







При сравнении картины «Полевые работы» (кн. Базету: илл. 131; рис. 9) с подлинной музейной работой «Стрижка овец» (кн. Партона: илл. 140; кн. Базету: илл. 130; рис. 8), написанной в том же 1907 году, сходством мотивов обеих картин (сцены сельского труда, фигуры крестьянок в пейзаже) только подчеркиваются различия в подходах к интерпретации темы. Прежде всего бросается в глаза необъяснимая при близости датировок разница в живописных трактовках формы. Работа из Серпуховского музея написана плотными живописными массами, ограниченными четкими контурами, отличается композиционной четкостью.

Холсту «Полевые работы» из частного собрания свойственна пестрота колорита, пластическая неясность и дробность форм, отсутствие структурности и логики построения — качеств, в высшей степени присущих в эти годы Гончаровой, прошедшей скульптурную школу. Удивляет очевидное несходство манер трактовки пространства: декоративно-плоскостного в музейной работе и псевдопленэрного в картине из частного собрания. Передний план «Полевых работ» явным образом «проваливается», в то время как яркие дополнительные цвета дальнего плана «вырываются вперед». Создается впечатление, что автор этой картины вдохновлялся не только произведениями Наталии Гончаровой, но и работами Давида Бурлюка. Так же, как и в других случаях, не указывается наличие на обороте работы из частного собрания каких-либо надписей или наклеек, остается неясным и ее провенанс.

«Варианты», «эскизы», «этюды» к известным произведениям Наталии Гончаровой

В книгах Партона и Базету встречаются работы, которые, по мнению искусствоведов, претендуют на роль вариантов, эскизов или этюдов к известным произведениям Наталии Гончаровой.






  • Рис. 10. Наталия Гончарова (?). Разноцветный павлин. 1910. Частное собрание. Кн. Базету: илл. 547

  • Рис. 10. Наталия Гончарова (?). Разноцветный павлин. 1910. Частное собрание. Кн. Базету: илл. 547








  • Рис. 10. Наталия Гончарова (?). Разноцветный павлин. 1910. Частное собрание. Кн. Базету: илл. 547








  • Рис. 11. Наталия Гончарова. Весенний павлин (стиль русский вышивки). 1911. ГТГ. Кн. Базету: илл. 548

  • Рис. 11. Наталия Гончарова. Весенний павлин (стиль русский вышивки). 1911. ГТГ. Кн. Базету: илл. 548








  • Рис. 12. Наталия Гончарова. Павлин под ярким солнцем (стиль египетский). 1911. ГТГ. Кн. Базету: илл. 549

  • Рис. 12. Наталия Гончарова. Павлин под ярким солнцем (стиль египетский). 1911. ГТГ. Кн. Базету: илл. 549







К числу работ «по мотивам» искусствоведы относят, в частности, холст «Разноцветный павлин» (кн. Партона: илл. 629; кн. Базету: илл. 547; рис. 10). В 1912 году на выставке «Ослиный хвост» Гончарова показала серию «Художественные возможности по поводу павлина», в которую вошло пять картин, выполненных, как было заявлено автором, в разных стилях. Из них сохранилось три: две — «Весенний павлин (стиль русской вышивки)» (рис. 11) и «Павлин под ярким солнцем (стиль египетский)» (рис. 12) — находятся в Третьяковской галерее, третья — «Белый павлин (стиль кубистов)» — в частном собрании вне России (все — 1911).

Все три известных «Павлина» — картины-панно одинакового (почти квадратного) формата, в которых художница исследует разные типы декоративности. Сам павлин выступает в них как повод для формальной игры разными стилями. Его изображение строго стилизовано и подчинено декоративной задаче: так, в «Павлине под ярким солнцем» тело птицы заключено в форму овала, которая затем ритмично повторяется в изображении распущенного хвоста, а сам этот хвост условно воспроизводит сияющее солнце. Композиция плоскостная, движения кисти, которыми Гончарова рисует и лепит павлина, его голову, крыло, лапы и пр., точны, уверенны, энергичны.

Картина же из частного собрания выдержана в близкой цветовой гамме, но существенно отличается от эталонного «Павлина» отсутствием внятной задачи и иным уровнем мастерства. Главное внимание автор уделяет самому павлину. Его нескладная, беспомощная по пластике фигура с выпяченной грудью вышагивает, высоко задрав лапы, в неопределенном пространстве. Формат картины иной — она вытянута по горизонтали, плоскостное решение заменено неясно намеченными планами. Декоративное решение не найдено, цвет лишен гончаровской экспрессии. Картина не является натурным этюдом, в ней не прослеживается никакой мысли, логически связанной с задуманной серией. Анатомические ошибки и вялость рисунка, манерность позы павлина и бессмысленность общего решения придают «Павлину» из частного собрания характер пародии на шедевр Гончаровой.

Сомнительная графика

Среди графических работ, опубликованных в книгах Партона и Базету, в частности среди эскизов к балету «Золотой петушок», искусствоведы тоже находят ряд неубедительных произведений.






  • Рис. 13. Наталия Гончарова (?). Девушка. 1914. Эскиз к «Золотому петушку».Кн. Партона: илл. 406а

  • Рис. 14. Наталия Гончарова. Сенная девушка. Эскиз костюма. Бумага, акварель, графитный карандаш, бронзовая краска. 32,8 × 21,6. Пост. до 1936, ГЦТМ им.А. А. Бахрушина








  • Рис. 15. Наталия Гончарова. Плясунья. Эскиз костюма к балету «Золотой петушок». 1937. Бумага, акварель, графитный карандаш.45,5 × 30. Дар Э. Курнан в 1983,ранее собр. Т. К. Пьянковой. ГТГ





При сравнении воспроизведенного в книге Энтони Партона рисунка «Девушка» (илл. 406а; рис. 13) с эскизами «Сенная девушка» 1914 (ГЦТМ; рис. 14) и более поздним авторским повторением «Плясунья» для постановки 1937 года из собрания Государственной Третьяковской галереи (рис. 15) очевидна разница манер исполнения.

Обе работы, находящиеся в музейных собраниях, имеют четко прослеживающуюся историю поступления. Работа же, воспроизведенная в монографии Партона, имеет характер копии. В ней изменены пропорции фигуры, характер трактовки костюма. Свободная кофта-размахайка, подвязанная под грудью, превращена в непонятную деталь сарафана. В обоих авторских эскизах лицо не закрашено, румянец наложен по образцу русских дымковских игрушек — круглыми пятнами; в воспроизведенном эскизе фигура более приземиста, пропорции ее нарушены, лицо и руки закрашены, румянец наложен по принципу декоративного макияжа (по форме скул на лице). Цветовая гамма костюма более темная и «грязная», в то время как костюмы 1914 года выполнены в яркой насыщенной цветовой гамме, поразившей парижских зрителей.
Характер надписи на рисунке (гуашью) не типичен для эскизов к «Золотому петушку» 1914 года: все эскизы достоверной подлинности подписаны пером КИРИЛЛИЦЕЙ или реже графитным карандашом. Почерк, характер написания букв на воспроизведенном эскизе отличен от почерка Н. Гончаровой. Наконец, следует отметить, что все эскизы к «Золотому петушку» 1914 года выполнены на листах бумаги определенного формата.

Сходные сомнения высказывают искусствоведы и в отношении другого эскиза к «Золотому петушку» — изображающего костюм Птицы Сирин.





  • Рис. 16. Наталия Гончарова (?). Сирин. 1914. Частное собрание. Кн. Партона: илл. 402

  • Рис. 17. Наталия Гончарова. Птица Сирин. 1914. Бумага, акварель, гуашь, бронзовая краска, графитный карандаш. 35 × 26,1. ГТГ








  • Рис. 18. Наталия Гончарова. Птица Сирин. Эскиз костюма. 1914. Бумага, акварель, бронзовая и серебряная краска, графитный карандаш. 34,5 × 49. ГЦТМ им. А. А. Бахрушина






Манера исполнения, принципиально отличающаяся от манеры достоверного оригинала, характерна и для эскиза «Сирин», опубликованного в книге Партона (илл. 402; рис. 16). В отличие от рисунков «Птица Сирин» 1914 года из собрания Государственной Третьяковской галереи (рис. 17) и ГЦТМ им. Бахрушина (рис. 18) «Сирин» из частного собрания носит ярко выраженный стилизованно-декоративный характер, с плоскостной схематичной трактовкой форм. В музейных эскизах очевидна более свободная живописная манера наложения красочного слоя и характер его взаимодействия с линией. Гончарова изображает фигуру в движении, в то время как на эскизе, опубликованном в книге Партона, она почти неподвижна.
К тому же подписи на французском языке и их расположение на листе на рассматриваемой работе не типичны для эскизов к «Золотому петушку» 1914 года.

«Цитирования» и компиляции
Целый ряд работ, репродуцированных у Партона и Базету, несут признаки грубой компиляции. Низкое художественное качество подобных «импровизаций» разоблачается их бездумностью и отсутствием чувства меры.





  • Рис. 19. Наталия Гончарова. Велосипедист. 1913. ГРМ (илл. 770). Наталия Гончарова (?). Кн. Базету: илл. 765–769, 771, 772








  • Рис. 20. Наталия Гончарова (?). Автомобиль. 1911. Частный фонд. Кн. Партона: илл. 185

  • Рис. 20. Наталия Гончарова (?). Автомобиль. 1911. Частный фонд. Кн. Партона: илл. 185







В списке работ Гончаровой, составленном Э. Эганбюри в 1913 году, указана картина того же года «Велосипедист», ныне находящаяся в ГРМ (кн. Партона: илл. 217; кн. Базету: илл. 770; рис. 19). В книге Базету эту единственную достоверно документированную картину окружает группа композиций с изображением автомобилистов (кн. Партона: илл. 185 (рис. 20) и 220; кн. Базету: илл. 765, 766, 767; рис. 19), велосипедистов (кн. Базету: илл. 768, 769, 771, 772; рис. 19) и т. п., построенных по аналогичному принципу: профильное изображение движущегося человека на первом плане, на фоне городского пейзажа с фрагментированными вывесками.

№ 769 назван «этюдом к картине»; в № 768 тот же велосипедист изображен едущим в противоположную сторону на фоне других вывесок; в № 771 герой также едет в противоположную сторону на фоне тех же вывесок, но реклама пива переместилась из правой части в левую; в № 772 тот же персонаж едет на детском самокате; в № 765, 766 и 767 — новый герой, в шлеме и очках, едет на автомобиле на фоне тех же вывесок с кружками пива. В №№ 780 и 781 в автомобиле появляется второй персонаж — дама в шляпе с пером, в № 789 к ней присоединяется мужчина в котелке. Фоном большинства перечисленных картин служат вывески с надписями: «Шляпы», «Шелк» и изображением кружки с пенящимся пивом, как и на картине из ГРМ. У всех автомобилистов, велосипедиста и самокатчика под колесами — булыжники, как и на эталонной картине.

Такое механическое повторение одних и тех же элементов заставляет предполагать скудость воображения. Может быть, Гончарова варьировала мотив в поздний период, в годы упадка? Но в книге Базету все перечисленные картины датированы 1912–1914 годами. Художница, отличавшаяся креативностью, поражавшая современников смелостью в изобретении новых форм и резкими изменениями индивидуального стиля, предстает в книге Базету ремесленником, бесконечно тиражирующим одни и те же находки. Нечего и говорить, что ни одна из новоявленных картин на «транспортную» тему не имеет ни надписей и наклеек на оборотах, ни выставочной истории, ни провенанса.

Свое мнение о компиляциях в монографии Партона изложил в статье «Альтернативная Гончарова» известный историк искусства Андрей Сарабьянов: «Это уже не Наталия Сергеевна Гончарова, известная нам по музейным коллекциям, выставкам и каталогам (в особенности после публикации полного собрания ее работ, переданного А. К. Томилиной в Третьяковскую галерею). Это Гончарова другая, странная, придуманная. Жаль, что она смогла ввести в заблуждение такого известного специалиста по русскому искусству, как доктор Партон»7.

__________
7 Сарабьянов Андрей. Альтернативная Гончарова // Артхроника. 2011. № 3.

Об исходном материале и провенансах

Степень проработки исходного материала и небрежное отношение к проверке провенансов вызывает удивление у искусствоведов и знатоков творчества Гончаровой.






  • Рис. 21. Наталия Гончарова (?). Женщина с ребенком у колодца. Частное собрание. Кн. Базету: илл. 295

  • Рис. 21. Наталия Гончарова (?). Женщина с ребенком у колодца. Частное собрание. Кн. Базету: илл. 295








  • Рис. 22. Иллюстрация из статьи М. Л. Виктуриной «Сравнительный анализ творческого метода М. Ларионова и Н. Гончаровой»







Особенно показателен в этом смысле пример публикации картины «Женщина с ребенком у колодца» (кн. Партона: илл. 182; кн. Базету: илл. 295; рис. 21). В библиографии, сопровождающей эту картину, указано, что она опубликована в книге «Н. С. Гончарова и М. Ф. Ларионов. Исследования и публикации»8. Факт соответствует действительности: эта картина там рассматривается в статье М. Л. Виктуриной «Сравнительный анализ творческого метода М. Ларионова и Н. Гончаровой» (стр. 154–155). И вот что именно про нее пишет автор: «Более грубой по своим живописным качествам является вторая картина, изображающая сцену у колодца (рис. 22). Автор этой композиции пытался создать произведение, используя свое преставление о манере письма художницы, выбирая подходящий сюжет. Однако ни то, ни другое не имеет ничего общего с изобразительным языком Н. Гончаровой. Экспертируемая картина не подписана; исходя из этого, ее можно считать не подделкой, а картиной неизвестного художника, пытавшегося писать "под Гончарову"».

По мнению искусствоведов, публикация одной только этой картины в каталоге Дениз Базету вызывает недоверие к научной проработке книги в целом.

Между тем в книге Дениз Базету около 150 живописных произведений вообще не имеют убедительного провенанса. Известно также, что ни Энтони Партон, ни Дениз Базету не приезжали в Третьяковскую галерею для работы с крупнейшим музейным собранием Наталии Гончаровой, в которое входит 411 произведений живописи, включая ценнейшие холсты ее авангардного периода. Решение авторов пренебречь такой работой лишь дополнительный фактор, снижающий доверие к уровню обоих изданий.

______
8 Н. С. Гончарова и М. Ф. Ларионов. Исследования и публикации. М.: Наука, 2001. С. 145

Заключение
Сомнительные публикации могут десятилетиями оказывать негативное влияние на восприятие творчества художника, а также на рынок его работ. Репродуцирование сомнительных работ вредно для мировоззрения и научного багажа даже опытных искусствоведов. А для молодых историков искусства и вовсе губительно: некачественный материал способен повредить их вкусу и чутью. Перед читателями книг Энтони Партона и Дениз Базету великий новатор Наталия Гончарова предстает очень неровной, а часто откровенно слабой художницей, склонной к многочисленным повторам своих сюжетов и беспомощным компиляциям. Без должной оценки, сделанной сегодня, такие издания могут стать миной замедленного действия в фундаменте будущих исследований, не говоря уже о том, что они вводят в заблуждение начинающих коллекционеров и других участников рынка искусства.

В числе прочих и этими опасениями продиктовано стремление Международной Конфедерации антикваров и арт-дилеров России и СНГ четко заявить о профессиональном неприятии указанных выше книг Энтони Партона и Дениз Базету, посвященных творчеству Наталии Гончаровой. 26 апреля 2011 года в Москве, на площадке РИА Новости, была созвана специальная пресс-конференция «Фальсификации в искусстве: российские эксперты защищают творчество Наталии Гончаровой». В конференции, в частности, приняли участие директор ГТГ Ирина Лебедева, известный специалист по искусству русского авангарда Андрей Сарабьянов, руководитель Росохранкультуры Виктор Петраков, а также авторитетный знаток творчества и владелец одного из крупнейших частных собраний Гончаровой и Ларионова, бизнесмен, президент Альфа-Банка Петр Авен.

Конфедерация антикваров и арт-дилеров России и СНГ доводит свою позицию до сведения CINOA, чтобы предостеречь наших коллег, в том числе широкий круг молодых исследователей и специалистов аукционных домов: мы рекомендуем не использовать данные издания в научном обороте, не считать их референсными публикациями и уж тем более не воспринимать в качестве резоне (как в некоторых сообщениях позиционируется каталог Д. Базету). МКААД также обращается к коллекционерам и инвесторам с рекомендацией не полагаться на книги Энтони Партона и Дениз Базету как на заслуживающие доверия своды подлинных произведений Наталии Гончаровой.

Конфедерация антикваров и арт-дилеров считает, что книги Энтони Партона и Дениз Базету искажают роль Наталии Гончаровой в истории искусства и наносят ущерб ее творческой репутации. МКААД выражает надежду, что настоящий специальный доклад, адресованный российскому и международному антикварному сообществу, ослабит вред, нанесенный изданиями, содержащими сомнительно атрибутированные работы.


Tags: art & crime
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment